Уважаемый посетитель сайта! На нашем сайте вы можете скачать без регистрации книги, тесты, курсовые работы, рефераты, дипломы бесплатно!

Авторизация на сайте

Забыли пароль?
Регистрация нового пользователя

Наименование предмета

Яндекс.Метрика
Введение…………………………………………………………………………3
I. Теория социальных классов М. Вебера……………………………..4
1.1. «Класс – это группа людей»……………………………………………4
1.2. Точка зрения М. Вебера на проблему классов………………………..6
II. Конструкция классов М. Вебера…………………………………….8
2.1. Деление классов по отношению к собственности……………………8
2.2. Деление классов по отношению к общественному разделению труда……16
III. Классовая концепция М. Вебера на современном этапе…………….18
Заключение……………………………………………………………………..20
Список использованных источников…………………………………………21



Введение
Целью курсовой работы является – исследовать специфику теории социальных классов Макса Вебера. Из поставленной цели вытекают конкретные задачи: выявить и рассмотреть понятие класса и конструкцию классов М.Вебера.
Объектом исследования данной контрольной работы являются социальные классы, предметом исследования – специфика социальных классов в теории М. Вебера.
В практической части рассмотрена классовая концепция М. Вебера применительно к современному времени, т.к. тема работы актуальна и в наши дни потому, что до сих пор существует социальное неравенство. Мы прекрасно знаем, что в реальной жизни неравенство людей играет огромную роль, неравенство – это критерий, при помощи которого мы можем разместить одни группы выше или ниже других. Принадлежность к тому или иному классу определяет социальное положение людей, условия труда и быта, общественную психологию и идеологию, а также объективные интересы. Благодаря своему социальному положению одни группы людей имеют не только материальные, но и политические и иные привилегии, другие – напротив, лишены их. Деление общества на классы оказывает огромное влияние на социальную структуру общества, т.к. в результате этого деления в антагонистических обществах закрепляются и углубляются противоречия между умственным и физическим трудом, управленческим и исполнительским трудом, между городом и деревней.



I. Теория социальных классов М. Вебера
1.1. «Класс – это группа людей»…
Несмотря на то, что социальный класс является одним из центральных понятий в социологии, относительно содержания этого понятия у ученых до сих пор нет единой точки зрения. В общих чертах можно сказать, что социальный класс – это два или более слоя людей, в существование которых верят члены местного сообщества и которым они приписывают более высокие или более низкие позиции.
Тема классов не раз появляется на страницах книги Вебера «Хозяйство и общество». Он излагает ее, используя свои труды по социологии господства, политических объединений, права и религии, исторические работы по аграрным отношениям в античности и по истории города.
Тексты Вебера, посвященные проблеме классов, носят довольно фрагментарный характер, но тем не менее дают представление о его понимании этого вопроса. Заметно, что Вебер исходит прежде всего из экономического обоснования возникновения и сущности классов. Это видно в его разграничении классов и сословий. Сословное деление, пишет он, тормозит «свободное рыночное развитие» и препятствует распространению чисто экономических интересов, в то время как «власть одной собственности абсолютно как таковой накладывает отпечаток на образование классов». Затем Вебер делает многозначительный вывод: «С небольшим упрощением можно сказать: «классы» делятся по отношению к производству и приобретению материальных благ, «сословия» - по принципам их потребления материальных благ в форме специфических видов «образа жизни». Вебер недвусмысленно указывает, что основами классового положения выступает обладание средствами производства, экономической собственностью, а вытекающая отсюда возможность социального неравенства ведет к классовой борьбе. Он вполне определенно ставит вопрос об объективной основе классовой борьбы и социальной революции, указывая, что на развитие и положение классов решающее влияние оказывают «технико-экономические перевороты», т.е. развитие производительных сил.
Встречается мнение, что в работах Вебера классовая борьба подменена борьбой между статусными группами, связь материальных интересов этих групп с формами собственности и способом производства не прослеживается, а в понятии «статусная группа» снято различие между классом и политической или идеологической группой. В одной коллективной монографии сказано, что позиция Вебера исключала возможность выделения, а следовательно, и изучения реально существующих классов.
В работах В.П. Макаренко говорится о том, что основным делением общества, в том числе и на этапе капитализма, Вебер считал деление на сословия, а не на классы и противопоставлял их друг другу. У Вебера речь идет не о современных статусных группах, а о сословном статусе или престиже, а это различные исторические понятия. Неверно и то, что Вебер определял класс только как «шанс на рынке».
Класс для Вебера был реальностью уже потому, что означал у него «любую группу людей, находящуюся в одинаковом классовом положении». Последнее же определяется Вебером действительно как типические шансы:
1) обеспечения материальными благами;
2) внешнего жизненного положения;
3) внутренней жизненной судьбы.
Эти шансы определены долей и видом распоряжения (или отсутствием такового) материальными благами (сюда у Вебера включены и средства производства) и способом их реализации для получения доходов в условиях данного экономического порядка.


1.2. Точка зрения М. Вебера на проблему классов
Классовая концепция М. Вебера вполне может быть рассмотрена как продолжающая логику анализа К. Маркса, но на другом уровне обобщения, в котором уже существенную роль играют индивидуальные различения. М.Вебер также рассматривает классы с точки зрения их экономического положения и возможности социально направленных действий. Однако в своих работах (прежде всего таких, как “Очерки по социологии”, “Теория социальной и экономической организации”, “Экономика и общество”, “История хозяйства”) он существенно модифицирует подход К. Маркса, формируя самостоятельную точку зрения на проблему классов. Для М. Вебера “классы” не являются общностями, они только предоставляют возможность для совместных действий. Предметом его анализа становятся социальные образования, имеющие экономические различия в соответствии с их рыночными позициями, то есть, вводится элемент конкурентности в рассмотрение классовых отношений. Основаниями рыночной позиции, по М. Веберу, являются не только капитал, контроль за средствами производства (или его отсутствие), но и квалификация и профессиональное образование. Высокие рыночные позиции могут занимать те, кто обладает редкой и ценимой на рынке квалификацией, и вследствие этого имеет высокие заработки. Данные экономические различия, согласно автору, порождают неравенства в жизненных шансах как возможностях обладать частью экономического и культурного капитала, предоставляемого обществом. Жизненные шансы, определяемые различными рыночными позициями, оцениваются людьми, становятся основанием их социального положения.
С целью концептуализации логики формирования классовой позиции М. Вебер вводит понятие статуса, адаптируя представления о средневековых сословиях к условиям современного общества. Социальный статус, предполагающий меру социального уважения, престижа, рассматривается им как важное основание стратификации классов. Через стилизацию жизни данное основание укрепляется, но тем самым производится и новый тип социальных различий, важным компонентом которого являются индивидуализированные практики. Специфический стиль жизни ожидается от всех тех, кто стремится принадлежать к определенному статусу. Чем более привилегирован социальный статус, считал М. Вебер, тем более выраженной является специфика стиля жизни. Открытие М. Вебером феномена стилизации жизни как важного фактора укрепления статуса, классовой позиции сыграло важную роль в последующих изучениях культурных оснований стратификационных неравенств, дало возможность более глубоко показать специфику классов и их внутреннее сегментирование.
Наконец, М. Вебер вводит еще одно, довольно дискуссионное, основание – партийной принадлежности как аспекта власти, важный политико-организационный ресурс, который может быть использован в классовых действиях. Это понятие будет активно реинтерпретироваться последователями Веберовского подхода. В рамках неовеберианского направления основание “партийной принадлежности” развивается в показателях власти, влияния, политического и гражданского присоединения и участия, идейных предпочтений. Понимание процесса формирования класса через «партийное присоединение» по содержанию сближается с представлениями К. Маркса о формировании «классового сознания» и «класса в себе» как реального класса, способного бороться за свои интересы. Однако, в отличие от Марксовых идей, Веберовское понятие “партийное присоединение” не определяется исключительно классовой принадлежностью; в его основе могут лежать религиозные, языковые, националистические идеи и др. Другими словами, те идейные (ценностные) присоединения, которые отражают и определяют социальные оппозиции в обществе, также могут быть выражены в классовых действиях, стать основанием классовой стратификации.

II. Конструкция классов М. Вебера.
2.1. Деление классов по отношению к собственности
Социальные классы и слои – общности, выделяемые по отношению к собственности и общественному разделению труда.
Конструкция Вебера состоит из трех типов классов. Если в качестве критерия выступают отношения собственности, то общество делится на классы имущие и неимущие. К первым относятся собственники, живущие на доход и не принимающие непосредственного участия в производстве (рабовладельцы, землевладельцы, хозяева рудников, источников энергии, ценных бумаг, кредиторы). Другой полюс – неимущие классы (рабы, античные пролетарии, должники, бедняки). Между ними Вебер располагает средние классы, живущие за счёт собственного труда.
Таков первый тип классов. Он нацелен прежде всего на структуру античного и отчасти феодального общества. Вебер прямо говорит о тесном переплетении сословий и имущественных классов, о том, что главным видом классовой борьбы выступает борьба между землевладельческим кредитором и деклассированным должником, а также между патрициатом и крестьянами и ремесленниками. Рабовладельцы, крестьяне и даже деклассированные, отмечает Вебер, часто выступают солидарно по отношению к рабам. Поскольку рабы не имеют права собственности и не могут продавать свою рабочую силу, то в техническом смысле они являются скорее не классом, а сословием.
Второй тип классов присущ рыночным отношениям и определен по критерию источника средств существования. Выделен класс предпринимателей (торговцы, промышленные и сельскохозяйственные предприниматели, финансисты, в особых случаях – лица свободных профессий и высокооплачиваемые мастера), которому противостоят высоко-, средне- и неквалифицированные рабочие.
Между основными классами Вебер и в этом случае располагает классы средние – самостоятельных крестьян и ремесленников. К средним классам могут относиться также служащие и две последние категории из первого класса. Этот тип классов, характерный в основном для капитализма, оценивается Вебером как наиболее отдаленный от сословий, что близко мысли В.И. Ленина, указывавшего на бессословное (в основном) деление буржуазного общества на классы.
Два первых типа определяются Вебером на основании чисто экономических критериев; третий же тип – по положению людей в структуре не хозяйства, а общества. Это социальные классы: на одном полюсе – индустриальный рабочий класс как целое, мелкая буржуазия, неимущая интеллигенция и специалисты (техники, мелкие чиновники, клерки), на другом – класс собственников крупных материальных благ и высокообразованной привилегированной элиты.
Итак, Вебером выделены во всех случаях классы крупных собственников, несвободных людей, пролетариата, мелкой буржуазии, крестьян, ремесленников. Это отражало реальную картину, поэтому трудно согласиться с мнением, будто у него классовая структура общества подменена делением его верхушки на «статусные группы», а классовая борьба – борьбой между ними.
Существование классов и классовых противоречий было для Вебера неоспоримой аксиомой. Он писал, что прежде понятия пролетариата как класса не было и быть не могло, потому что не было рациональной организации свободного наемного труда как объекта эксплуатации. Классовые битвы между группами должников и кредиторов, землевладельцами и закабаленными арендаторами, торговцами и землевладельцами издавна проходили повсюду в различных формах. Но уже борьба в средневековой Европе между скупщиками и надомниками была ее особенностью, а в других регионах Земли имелась лишь в зачатках. И ранее «полностью отсутствовало современное противоречие: крупный промышленный предприниматель и свободный наемный рабочий. С этим возникла и проблематика современного социализма».
Вебер, в отличие от многих своих коллег, да и современных социологов, не сводил классовый антагонизм к «зависти, проистекающей из статуса». Он подчеркивал, что рационализация мира привела к делению общества на правящий класс собственников, действующий в интересах прибыли, и лишенный собственности класс, вынужденный нести на рынок единственное свое достояние – рабочую силу. Даже в условиях демократии, как показал Вебер, политическая власть всегда остается в руках экономически привилегированного класса, который контролирует средства производства или владеет ими. Классовый конфликт не создается какой-то подрывной пропагандой. В «динамической экономической системе» капитализма постоянные технико-экономические перевороты ведут к выдвижению на первый план «чистого классового положения», влекущего за собой новые классовые бои и революции, тогда как замедление процессов, которые экономически расслаивают общество, их вялое протекание приводят к выдвижению на первый план не классов, а социальных статусных группировок.
По убеждению Вебера, из исторического процесса нельзя непосредственно вывести эмпирически действующие законы. Чем они шире, тем бессодержательнее и тем дальше уводят нас от действительности в конкретном воплощении. Сущностное отличие веберовского понимания классов и классовой борьбы от марксизма не в том, что Вебер отрицает связь классового положения и интересов людей со способом производства, с отношениями собственности. Он признает это, но не как неумолимую закономерность, а как логико-теоретически допускаемую возможность реального исторического развития.
Превращение у Вебера классовой борьбы из жесткой необходимости в принципиальную возможность можно проследить на таком его рассуждении. «Каждый класс, - писал он, - может быть носителем какого-либо возможного в бесчисленных формах ”классового действия”, но не обязательно должен быть таковым». Любые массовые действия, согласно его мнению, можно рассматривать только на модели индивидуального. Наука не должна исследовать социальность помимо индивидов, всеобщее существует лишь в той мере, в которой оно представлено индивидами и направляет их реальные личные действия. Классы для Вебера – это в принципе не какое-то объективно данное социальное целое, которое следует изучать именно как единство, они – совокупность отдельных индивидуальных действий, группы людей, находящихся в одинаковом классовом положении. Как писал Вебер, то «обстоятельство, что люди в одинаковом положении постоянно реагируют одинаковыми массовыми действиями в адекватном их усредненности направлении интереса на столь ощутимые ситуации, как экономические, - факт, столь же важный для понимания исторических событий, как и тривиальный в своей основе». Но из этого нельзя выводить абсолютное заключение о зависимости классового сознания от объективных классовых интересов.
Подробно Вебер разъяснял свою мысль на примере выражения «интересы сельского хозяйства». Они являются прежде всего интересами отдельных лиц, зачастую противоположными по их направленности. Как «эмпирически констатируемые», они всегда выступают «более или менее ясными субъективными представлениями отдельных экономических индивидов о своих интересах». Когда мы говорим об «интересах сельского хозяйства», то исходим не только из них самих, но большей частью из «совершенно гетерогенных ценностных идей», на основании которых мы рассматриваем сельское хозяйство. Это могут быть интересы государства, нации, одной группы сельских хозяев и тому подобные. Такой анализ, как заметил Вебер, является слишком «грубым и упрощенным», но в принципе он содержит зерно истины. За выражением «классовые интересы рабочих», например, всегда скрывается полный противоречий клубок частично из идеалов и интересов самих рабочих, частично из идеалов, на основе которых «мы рассматриваем рабочих».
Вебер считал, что любой класс может быть носителем возможных в бесчисленных формах классовых действий, но не обязательно и не во всех случаях. Он соотнес реальную проблему образования и существования класса «в себе» с проблемой классового сознания и движения на основе общих и осознанных интересов. Такие процессы, по мысли Вебера, далеко не всегда в истории совпадают. Одинаковые экономические условия создают единое классовое положение, но вовсе не обязательно приводят к общему классовому сознанию. Вебер подчеркивал, что единые классовые действия легче всего образуются против непосредственного противника интересов носителей этих действий при типично одинаковом классовом положении, при коллективном характере труда, сосредоточенного в общих местах, и, наконец, при направленности на ясные цели, которые, как правило, указываются интеллигентами, непосредственно к классу не принадлежащими. Видно, что объективно ближе всех прочих стоял к возможности единого и осознанного выражения своих интересов пролетариат. Но то, что в марксизме рассматривалось как историческая неизбежность развития рабочего движения, Вебером представлено в качестве одной из многих равнозначных возможностей. Принципиальный плюралист, Вебер органически не мог принять идею безальтернативного исторического развития. На первом месте для него всегда стояло случайное в целом совпадение ряда различных факторов в истории. Но он не мог согласиться с идеей жесткой необходимости ее развития. В итоге Вебер пришел к выводу, что классовым положением, общность которого конституирует человеческие группы как социальные классы, определяется возможность или «типичный шанс» классово обусловленных общих действий, но вовсе не их неизбежность. Эти действия представляют собой лишь один из прочих шансов, которые в принципе оставляют открытым вопрос о конкретном направлении дальнейшего развития.
Положение класса в системе производства является для Вебера важным, но не единственным критерием его характеристики. Его внимание больше привлекают формы и способы присвоения отдельным классом доли общественного богатства в свою пользу – тот аспект, о котором писал и Ленин, отводя ему, однако, второстепенное значение. В этом акценте и скрыто отличие, в итоге которого понятие классов у Вебера соотносится с более разнообразными признаками. Здесь современные немарксистские ученые, разработавшие теорию социальной стратификации общества, рациональное зерно которой явно недооценивалось в советской науке, находят наиболее сильную сторону теории Вебера, опровергнувшей, по их убеждению, недостаточно гибкую и слабо дифференцированную Марксову точку зрения на социальные классы и их роль в истории.
Дополнение классового деления общества делением стратификационным и признание того, что этой системе внутренне присущ конфликт, привели Вебера к выводу о существовании базового социального конфликта, который возникает между двумя ориентациями: на ценностную рациональность и на целевую. Капиталистическое общество, по его убеждению, опирается на ценности эффективности, рентабельности и производительности, которые, однако, вступают в противоречие с ценностями либерального индивидуализма и свободы личности. Противоречие между целерациональностью и рациональностью ценностей, считал Вебер, является научно вряд ли разрешимой проблемой. Целевая рациональность предполагает акцент на этику ответственности, ценностная – на этику убеждения. Разные ориентации внутренне присущи структурам различных слоев, откуда проистекает коренное противоречие их миропонимания. Оба вида этики, разработанные Вебером, в настоящее время приобретают все большее практическое значение в усложнившейся системе современного мира.
Вебер признавал научность классового анализа общества и соглашался с тем, что под определенным углом зрения производственную систему можно рассматривать как основной элемент общества, вокруг которого вращаются все прочие. Но он полагал, что столь же правомерен акцент на сфере распределения, при котором главными показателями оказываются статус или престиж.
В марксизме в качестве детерминантов социального класса рассматриваются главным образом экономические факторы. Вебер же интерпретировал экономические интересы как частный случай более широкой категории ценностей, куда входят и такие элементы, которые к экономическим интересам отнести нельзя. Марксистскую модель классов он рассматривал как приблизительную схему, которая не дает возможности исследовать общественную структуру в более близком измерении, с учетом всех ее сложностей, нюансов, оттенков. Поэтому он предлагал дополнить представление о социальной иерархии понятиями статуса и жизненных шансов. Класс становится с такой точки зрения совокупностью людей, имеющих одинаковые жизненные шансы, зависимые в свою очередь от возможности распоряжаться средствами производства, товарами и трудовыми навыками для получения источника существования. Собственность признается важнейшим, но не единственным критерием класса, положение которого определяется и рыночными отношениями.
Объективную сторону веберовской концепции социально-классовой структуры общества составляли процессы, которые развернулись в Германии и других ведущих странах с начала 20 века. Они сопровождались изменениями в общественном воспроизводстве и в структуре разделения труда, расширением аппарата управления. Ход и последствия этих процессов изучались в проводимых союзом социальной политики исследованиях, в которых Макс Вебер принимал активное участие, разработав и применив на практике методологию и методику социально-психологического тестирования рабочих. Растущая промышленность превращала в лиц наемного труда массу бывших крестьян, ремесленников и представителей средних слоев. Как раз выходцы из них, становившиеся мастерами, техниками, инженерами, служащими, пытались компенсировать свою пролетаризацию сохранением повышенного социального статуса и хотя бы мелких привилегий. Процессы дифференциации внутри пролетариата привели к определенным противоречиям между общим классовым положением отдельных групп и их функциями в процессе производства, а также особенностями социального положения.
Еще более сложный характер приобрели эти структурные процессы в современных условиях невиданного научно-технического скачка. Новые явления, как справедливо заметил румынский историк Э. Станеску, нельзя адекватно отобразить при помощи схематичной модели двух классов. Речь идет о крупных изменениях внутри рабочего класса с его усложнившейся отраслевой, квалификационной и профессиональной структурой, а также внутри многочисленных средних и переходных ступеней между буржуазией и рабочими. Возникла проблема социально-структурного теоретического объяснения наемных средних слоев и наемной интеллигенции, связанная с быстрым исчезновением индустриального пролетариата 19 – первой половины 20 в. В новых условиях более гибкая, чем марксистская, концепция Вебера о жизненных шансах становится особенно актуальной и популярной среди видных современных теоретиков социальной структуры общества, таких как Р. Дарендорф, В. Мюллер, А. Гидденс, Р.М. Лепсиус и другие. А то, что советская наука долгое время отмахивалась и от концепции М. Вебера, и от теории социальной стратификации, никоим образом не пошло ей на пользу, если не считать таковой сохранение идеологической стерильности.

2.2. Деление классов по отношению к общественному разделению труда
Исходя из общественного разделения труда, М. Вебер различает следующие основные четыре классовых позиции в современном ему обществе, которые могут проявлять себя как класс:
• собственники;
• интеллектуалы, администраторы, менеджеры;
• традиционная мелкая буржуазия, мелкие бизнесмены и предприниматели;
• рабочий класс.
Каждая из классовых позиций является неоднородной, имеет сложную внутреннюю структуру, определяемую различиями статусов и квалификации. При этом собственность, капитал выступают лишь одним из оснований для описания классов. Согласно Веберу, мы можем говорить о “классе”, точнее - классовой позиции, в следующей ситуации:
1) при описании совокупности людей, имеющих общий специфический причинный компонент их жизненных шансов,
2) данный компонент представлен исключительно экономическими интересами обладания ресурсами и возможностями для получения дохода,
3) и сам выступает либо товаром, либо условием рынков труда.
Это – описание “классовой ситуации” как типичного для совокупности людей шанса в приобретении товара, жизненных условий и личностного жизненного опыта, который детерминирован величиной и видом власти (или отсутствием таковой) использовать товары или умения ради получения дохода в условиях данного экономического порядка. В таком понимании “классовая ситуация” определяется “рыночной ситуацией”, а термин “класс” отражает любую группу людей, которая основана на подобной ситуации и проявляется в специфическом действии. Вместе с тем, по М. Веберу, не любое совместное действие является выражением класса. Согласно автору, класс проявляется только в совместных действиях, направленных на социетальную систему. Такие “социетальные действия” отражают специфику классовой ситуации, потребность укрепления или изменения жизненных шансов, ориентированы на рационально мотивированную регуляцию интересов.
Наличие общей классовой ситуации, как полагает М. Вебер, не определяет необходимость, неизбежность социетальных действий. Классовая ситуация может быть ограничена лишь такими ее эффектами, как исключительно простые реакции по типу “массовых действий”, либо “общностными действиями”, ориентированными на чувство совместности, испытуемое акторами. Возможность перерастания массовых действий членов класса в общностные, либо социетальные связана с общими культурными и, особенно, интеллектуальными условиями, а также выраженностью контрастов, прозрачности связей между причинами и следствиями классовой ситуации. Совместные действия членов класса становятся “классовыми” (“социетальными”) действиями тогда, когда контраст жизненных шансов не только воспринят как факт, но и осознан как результат данного распределения собственности либо структуры конкретного экономического порядка. Только в такой ситуации представители класса могут выступать против существующей структуры неравенств в форме рационального общего действия.
Веберовский подход к пониманию класса подчеркнул структурно-деятельностную природу данного феномена, определил его исследовательские контуры на многие годы вперед, был ярко развит в работах последующих авторов (в частности, Ф. Паркина, Дж. Локвуда, Дж. Голдторпа и других).

III. Классовая концепция М. Вебера на современном этапе
Рассмотрим под углом зрения Вебера ту социальную структуру, которая сложилась в советский период. Жизнь советских средних слоев во многом была связана с существованием статусных групп и предписанных им привилегий. Даже распределение по доходам в советский период, хотя в целом и определялось структурой рабочих мест и имевшимся образовательно-квалификационным потенциалом, все же существенно зависело от принадлежности к различного рода статусным группам. При этом само распределение рабочей силы происходило под воздействием нерыночных, а планово-распределительных механизмов. Поэтому, следуя логике Вебера, советское общество должно быть определено как преимущественно статусное, традиционное, а не классовое. Соответственно переход от государственного социализма к рыночной экономике следует рассматривать как фундаментальное (революционное) изменение в модели социальной стратификации.
Существует по меньшей мере четыре основных аргумента в пользу предпочтения именно веберовского взгляда на социальную трансформацию в переходных обществах.
Во-первых, это делает возможным использование наряду со стратификационными критериями, связанными с профессионально трудовой ситуацией, предлагаемых неомарксистами, также и иных критериев, позволяющих выйти за рамки процесса производства и труда. Очевидно, что для характеристики социальной трансформации важно знать об основных процессах распределения власти, о том, как сформированы социальная и экономическая элиты, как установлены привилегии и обязанности в различных социальных группах.
Во-вторых, достоинства веберовской методологии особенно очевидны в эмпирических исследованиях переходных обществ, поскольку она соответствует самому характеру переходного, неустойчивого состояния общественного развития. Другие методологии рассматривают общество, находящееся в стабильном состоянии. Так, к примеру, постструктуралистский инструментарий может быть успешно применен лишь в относительно постоянном и устойчивом множестве социо-культурных координат, коренящихся в целостности и традиции.
Ситуация последнего десятилетия в России не такова, чтобы профессиональные группы и социальные классы терпеливо ждали, когда их обнаружат и нанесут на карту неомарксистские социологи.
В-третьих, веберовская методология дает возможность в гораздо большей степени сосредоточиться на индивидуальных социальных агентах и на их хозяйственных стратегиях в условиях резких перемен, чем это позволяют неомарксистские разработки классового анализа. Последние, как известно, концентрируют свои интересы вокруг целостной социальной структуры, не уделяя должного внимания ни индивидуальным социальным агентам, ни стратегиям обмена ресурсами, ни стратегиям потребления.
Наконец, в-четвертых, веберовскому анализу внутренне присуще ощущение смены исторических эпох, духа перемен, дихотомический контраст прошлого и современного. Статусный порядок и рынок представляют не просто альтернативные основания социальной организации, но прежде всего старое и новое. В некотором роде, являясь аналогом «революционного духа» учения К. Маркса, это ощущение перемен вместе с тем не пронизано у М. Вебера ни предчувствиями «грозящей катастрофы», ни классовым мессианством, неэтическим пафосом борьбы за справедливость.
Источник нового классового деления следует, согласно Веберу, усматривать прежде всего в тех различиях экономической активности домашних хозяйств, которые проявляются на развивающемся рынке, поэтому перспективы формирования мощного среднего класса в России тесно связаны с рыночно-ориентированными стратегиями активности.
84




Тэги: Теория социальных классов М. Вебера, «Класс – это группа людей», Точка зрения М. Вебера на проблему классов, Конструкция классов М. Вебера, Деление классов по отношению к собственности, Деление классов по отношению к общественному разделению труда, Классовая концепция М. Вебера на современном этапе



x

Уважаемый посетитель сайта!

Огромная просьба - все работы, опубликованные на сайте, использовать только в личных целях. Размещать материалы с этого сайта на других сайтах запрещено. База данных коллекции рефератов защищена международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Эта и другие работы, размещенные на сайте allinfobest.biz доступны для скачивания абсолютно бесплатно. Также будем благодарны за пополнение коллекции вашими работами.

В целях борьбы с ботами каждая работа заархивирована в rar архив. Пароль к архиву указан ниже. Благодарим за понимание.

Пароль к архиву: 4S3572

Я согласен с условиями использования сайта