Уважаемый посетитель сайта! На нашем сайте вы можете скачать без регистрации книги, тесты, курсовые работы, рефераты, дипломы бесплатно!

Авторизация на сайте

Забыли пароль?
Регистрация нового пользователя

Наименование предмета

Яндекс.Метрика
Содержание

Введение…………………………………………………………………………3
Глава I Проблематика формирования предпосылок, структуры и моделей механизмов инновационно-технологической модернизации…...7
I.1 Выбор пути модернизации и структурная политика проведения инновационно-технологической модернизации………………………………7
I.2 Моделирование механизмов управления инновационно-технологической модернизацией экономики России……………………………………………..12
I.3 Формирование инновационной инфраструктуры модернизационных преобразований и предотвращение конфликта интересов как фактора замедления модернизации………………………………………………………17
Глава II Механизмы разрешения проблем, возникающих в ходе проведения инновационно-технологической модернизации……….…….29
II.1 Анализ проблем управления модернизацией на основе………………….29
II.2 Анализ эффективности реализации модернизационных процессов……..34
II.3 Совершенствование механизмов управления инновационно-технологической модернизации………………………………………………...41
Заключение……………………………………………………………………...50
Список литературы…………………………………………………………….52



Введение
Для современного состояния экономики России характерна слабая организация взаимодействия между ее главными частями (элементами), неразвитость экономических механизмов, призванных обеспечить взаимную выгоду подразделений в их совместной деятельности. Именно это направление, на мой взгляд, должно быть положено в основу модернизации экономики. Главным здесь должна стать разработка и внедрение экономических механизмов, обеспечивающих взаимную выгоду устойчивой совместной работы высокодоходных сырьевых отраслей и отраслей обрабатывающей промышленности, нуждающихся в крупных инвестициях и инновациях.
К сожалению, экономика России по-прежнему обнаруживает многие черты, характерные для сырьевой экономики, находящейся на низком уровне индустриального развития. В первом квартале 2008 г. объем рос-сийского экспорта составил 109,667 млрд. долл. [17] При этом 70% этого количества пришлось на товары сырьевой группы - нефть, неф-тепродукты, природный газ, драгоценные камни и металлы, не-обработанный алюминий, полуфабрикаты из железа и нелегированной стали, необработанный никель, необработанные лесоматериалы, плоский прокат из железа и нелегированной стали, каменный уголь. Доля продукции машиностроения постоянно снижается и в настоящее время не превосходит десятой доли экспорта. При этом экспортируются, главным образом, ядерные реакторы, паровые котлы, продольно-строгальные станки, насосы и компрессоры, т.е. изделия, требующие больших затрат металлов.
В мировом объеме удельный вес России в торговле машинно-технической продукцией составляет 0,3%, автомобилями - 0,1%, электронными изделиями - 0,04%.
В связи с этим программа модернизации экономики России должна быть нацелена на резкое повышение уровня производства современных промышленных изделий и интенсификацию производства сельскохозяйственной продукции как важнейшего элемента повышения качества жизни народа. Эффективность достижения этих целей обусловлена соблюдением ряда концептуальных положений. К ним относятся:
1) постоянная сравнительная оценка результатов мероприятий и связанных с ними издержек;
2) ясная постановка целей и четкая формулировка задач каждого направления на всех этапах модернизации;
3) обоснование и разработка экономических механизмов, спо-собствующих достижению целей каждого мероприятия;
4) принятие решений об осуществлении определенных мероприятий на уровне, как можно более приближенном к тем организациям, которые занимаются практической модернизацией производства.
Понятие «модернизация экономики» буквально означает обновление, ликвидацию отсталости, выход на современный, сравнимый с передовыми странами уровень развития.
Модернизация предполагает:
1) освоение производства продукции современного технологического уровня в масштабах, позволяющих российским компаниям занять достойные позиции на мировых рынках;
2) обновление производственного аппарата;
3) замену устаревшего оборудования и технологий на современные, более производительные;
4) включение в новейшие мировые инновационные процессы, полную интеграцию в мировую экономику, использование всех важных нововведений, в том числе в области организации и управления;
5) переподготовку, переквалификацию или замену кадров, переобучение и перевоспитание людей, усвоение нового образа мышления, соответствующего требованиям времени;
6) осуществление структурных сдвигов в экономике, формирование производственных структур с высокой добавленной стоимостью;
7) уход от однобокой сырьевой ориентации экспорта.
Структурные сдвиги в экономике России не могут быть самоцелью. Но устойчивый рост благосостояния граждан, достойное место страны в мировом сообществе достигаются, как показывает опыт, лишь в том случае, когда экономика страны нацелена на инновационное развитие, на использование науки и образования как фактора роста. Включение нашей страны в мировые экономические процессы позволит извлечь полезный эффект из неизбежных процессов глобализации, а не стать их жертвой.
В конечном счете, все это должно выразиться в темпах экономического роста. По оценке, данной в 2001 г.[1] исходя из тенденции, обозначившейся в 1990-2000 гг., экономика США будет расти на 2-4% в год и к 2010 г. достигнет 140-150% уровня 1990 г. Темпы же роста стран ЕС и Японии будут более низкими (1,5-3% в год) и к 2010 г. достигнут 130-135% уровня 1990 г. Европейские страны с переходной экономикой в целом будут развиваться примерно теми же темпами. Китай, удвоив ВВП в 1990-2000 гг., может продолжить рывок, возможно, с затуханием темпов к концу десятилетия.
Россия, по сравнению с Европой и Японией, к 1999 г. накопила отставание примерно на 50 процентных пунктов ВВП (в предположении, что мы в этот период росли бы одинаковыми темпами).
По оптимистическому сценарию развития России, который предполагает по меньшей мере сокращение отставания, необходимо в течение 10-15 лет поддерживать среднегодовые темпы роста на уровне не менее 6-8%. Такие темпы могут быть достигнуты при повышении производительности в 5-6 раз. В этом случае станет реальным решение социальных проблем, в том числе связанных с демографическим кризисом, старением населения и повышением благосостояния, даже при относительном уменьшении числа трудоспособных, появится возможность выплатить все внутренние и внешние долги.
Решить эту задачу можно только посредством радикальной модернизации экономики.
Целью работы является рассмотрение существующих механизмов управления инновационно-технологической модернизацией, анализ эффективности реализации модернизационных процессов и совершенствование механизмов управление инновационно-технологической модернизации.
Задачи работы:
1. Выбрать путь осуществления инновационно-технологической модернизации
2. Определить структурную политику проведения инновационно-технологической модернизации
3. Сформировать инновационную инфраструктуру модернизационных преобразований
4. Описать пути решения конфликта интересов как основного «тормоза» на пути проведения инновационно-технологической модернизации
5. Определить проблемы управления инновационно-технологической модернизацией на основе IT
6. Выработать критерии оценки для совершенствования механизмов управления инновационно-технологической модернизации.


Глава I
Проблематика формирования предпосылок, структуры и моделей механизмов инновационно-технологической модернизации

I.1 Выбор пути модернизации, структурная политика проведения инновационно-технологической модернизации

Обычно выделяют два главных альтернативных пути модернизации: 1) «модернизация сверху»; 2) «модернизация снизу». Модернизация сверху - это путь усиленного воздействия государственной власти на экономику для достижения целей модернизации. Это означает перераспределение валового продукта в пользу государства, концентрацию в его руках ресурсов, необходимых для массовых государственных инвестиций в реконструкцию народного хозяйства, а также масштабное использование властного, административного или даже репрессивного аппарата для принуждения к модернизации (ради «общественного блага» в интерпретации властей). Это может привести к возврату мобилизационной экономики, господствовавшей в России более 70 лет и приведшей ее к краху. Следует отметить, что первая масштабная попытка модернизации сверху в российской истории, осуществленная Петром Великим, считается успешной, поскольку вывела Россию в ряд со-временных держав, хотя и стоила ей трети населения.
Соблазн модернизации сверху существует всегда, когда в экономике и обществе возникает серьезный разрыв между масштабом задач, диктуемых жизненной необходимостью, и реальным развитием, не обеспечивающим их решение. Сейчас в России именно такая ситуация, поэтому опасность мобилизационного сценария сохраняется.
Надо ясно отдавать себе отчет в том, что для достижения по-зитивных результатов модернизация сверху должна обеспечивать колоссальную концентрацию ресурсов, воли и власти и у руководящих органов должна быть готовность к подавлению тех, кто не согласен поступиться собственными интересами. Но подавление собственных интересов есть подавление той энергии и инициативы людей, которые и могли бы, при ином варианте, стать главной силой модернизации!
Путь второй - модернизация снизу, с опорой на частную инициативу и энергию каждого. Процветание развитых в экономическом отношении стран, на Западе или на Востоке, основано сегодня на свободной открытой экономике. Все они пережили в свое время модернизацию снизу. Государство при этом не стояло в стороне. Но оно не решало за всех, что делать, что строить, оно создавало институты, которые способствовали инициативе и самостоятельности, превращая их в подъемную силу.
До 1998 г. российские реформы проходили фазу создания основ рыночной экономики и разрушительную фазу структурной перестройки. Только теперь дело доходит до модернизации. И снова встает вопрос: удастся ли на пути модернизации снизу решить национальные задачи страны? Следует отметить, что если модернизации сверху свойственно вызывать иллюзии относительно возможностей авторитарной власти преобразовать действительность в должном направлении, то модернизация снизу вызывает априорные сомнения. Они обусловлены тем, что государство в этом случае лишь создает условия, а действовать должны миллионы людей, по своей воле. Но как они себя поведут? При-ходится учитывать и привычное тоталитарное сознание людей, и негативные процессы, происходящие в рыночном секторе экономики в последнее время. Все это толкает власти и множество людей, которые их поддерживают, к решительным действиям, вольно или невольно подавляющим частную инициативу, возрождающим страх граждан перед государством.
Особенность определения пути модернизации состоит в том, что здесь не удается избежать крайностей и применить смешанную стратегию, выбор должен быть однозначным. Ситуация сложилась таким образом, что в России начала XXI в. успешную модернизацию можно осуществить только снизу. Нынешнее российское руководство избрало путь продолжения либеральных реформ и, стало быть, модернизацию снизу. При выборе пути модернизации снизу, с опорой на частную инициативу, в конкретных условиях модернизации экономики России необходима определенная государственная структурная политика. Дело в том, что, будучи предоставлена исключительно частной инициативе и рыночным силам, экономика России будет с большой вероятностью склоняться к топливно-сырьевой ориентации. Однако благополучие на нефти и газе непрочно. Оно основано на невоспроизводимых ресурсах, которые добываются во все ухудшающихся условиях и продаются на рынках, подверженных существенным конъюнктурным колебаниям.
Наиболее вероятный результат развития такой рыночной экономики будет состоять в том, что относительно небольшая часть населения, либо причастная к экспортным отраслям и финансовому сектору, либо являющаяся носителем высококвалифицированного труда, будет пользоваться всеми благами цивилизации, она будет принадлежать к информационному обществу как большинство граждан развитых стран. Но для подавляющей части населения нашей страны все эти блага и возможности будут недоступны и ее представители окажутся менее конкурентоспособными на рынке труда. Богатство и высокий достаток не будут распространяться на нее просто потому, что эта категория насе-ления не сможет поставлять на рынок труд или товар, эквивалентный спросу.
В настоящий момент сценарий, предполагающий серьезные усилия по созданию конкурентоспособного сектора инновационной экономики, производства продуктов с высокой добавленной стоимостью, создаваемой знаниями и умением, вряд ли окажется под силу частной инициативе. В достаточно развитой экономике рыночные силы способны решить эту задачу, но в экономике переходной, притом сильно деформированной, активная государственная политика является необходимостью.
Такая политика по форме и содержанию не должна вступать в противоречие с выбором в пользу модернизации снизу, чтобы не ущемлять, а, напротив, поддерживать частную инициативу. Сразу следует исключить возможность административного вмешательства, т.е. навязывания бизнесу рекомендаций относительно вложения своих денег в те или иные проекты. Остается один способ - государственные расходы в виде как прямых инвестиций, так и кредитов или гарантий.
Выделим следующие приоритетные направления государственной структурной политики:
1) экспорт продукции обрабатывающей промышленности,
поддержка его гарантиями по экспортным кредитам;
2) развитие аэрокосмической и атомной промышленности, со-хранивших потенциал мировой конкурентоспособности в сфере высоких технологий;
3) развитие информатики и телекоммуникации как локомотивов формирования в России информационного общества;
4) подъем науки и образования как отраслей генерирования и распространения знаний, создания потенциала инновационной экономики и экспорта научных и образовательных услуг.
Государственная структурная политика предполагает определение количественных соотношений между следующими показателями:
• размерами снижения налогов и государственных расходов с целью высвобождения больших ресурсов для экономики и частных инвестиций;
• текущими непроцентными расходами, включая расходы на оборону, безопасность, государственное управление и социальные программы;
• расходами на развитие.
В число последних целесообразно включать: прямые государ-ственные инвестиции, расходы на осуществление реформ, социальные инвестиции, расходы на науку и образование.
Если брать федеральный бюджет как основной инструмент государственной структурной политики, то на все непроцентные расходы остается в ближайшие годы примерно 11-12% ВВП. При этом подавляющая масса текущих расходов носит характер несокращаемого минимума, будь то затраты на денежное довольствие в армии или оплата топлива и энергии в бюджетной сфере. Напротив, их приходится повышать. Не случайно государственные инвестиции непрерывно сокращаются, и особых резервов их увеличения не предвидится. Понятно, что в таких условиях государство не может проводить целенаправленную структурную политику, способную вывести страну в разряд развитых стран XXI в. Но это должно являться одной из главных задач в долгосрочной стратегии, и решение ее должно быть найдено.
Во-первых, необходимо изыскать в бюджете возможности увеличения расходов на науку и образование. Сделанного и планируемого в этом направлении недостаточно.
Во-вторых, добиться реструктуризации внешнего долга, которая позволила бы сократить процентные платежи в течение ближайших 4-5 лет (по состоянию на 01.07.09 задолженность составляет 475,6 млрд. долл). [16]
В-третьих, искать возможности сотрудничества с частным капиталом в решении задач развития. Попытки соинвестирования важных проектов проваливаются, как правило, потому, что государство не выполняет свои обязательства.
В-четвертых, для целей развития необходимо прибегать к средне- и долгосрочным заимствованиям на внутреннем и внешнем рынках. Укрепление доверия, формирование благоприятного инвестиционного климата позволят увеличить объемы привлекаемых средств, обеспечивая в то же время эффективное управление ими.



I.2 Моделирование механизмов управления инновационно-технологической модернизацией экономики России
Формирование и развитие технологической оснащенности экономики России требуют определенных инвестиционных вложений, которые могут быть профинансированы как из собственных, так и из заемных средств. Поэтому как на уровне государства, проводящего целенаправленную структурную политику, так и на отдельном предприятии, осуществляющем модернизацию своего производства, приходится решать задачу о пропорции средств, направляемых на различные цели. Ее решение вряд ли может быть осуществлено с помощью реального производственного эксперимента. При нахождении таких пропорций существенную помощь могут оказать предварительные эксперимен-тальные расчеты на моделях, отражающих зависимость между уровнем инвестирования различных технологических проектов и выпуском продукции, что, в конечном счете, скажется на социально-экономическом положении как отдельного предприятия, так и страны в целом.
Исследование свойств и возможностей механизма управления модернизацией инновационно-технологической оснащенности экономики целесообразно проводить при помощи комплекса экономико-матема-тических моделей, в состав которого входят:
1) динамическая многоотраслевая модель воспроизводства;
2) модели формирования и распределения доходов и банковских кредитов, полученных отраслями, по основным направлениям их использования;
3) группа моделей формирования спроса населения и государственного заказа на конечную продукцию отраслей;
4) группа моделей, представляющих механизм рыночного вза-имодействия отраслей и предприятий;
5) модель альтернатора, предназначенная для описания поведения инвесторов в рыночном секторе и влияния рыночных сил на развитие НТП;
6) группа моделей формирования объемов инвестиций по главным направлениям научно-технологического развития;
7) модели, отражающие влияние научно-технического прогресса (НТП) на объемы выпуска продукции по отраслям через изменение параметров производственных функций;
8) группа моделей научно-промышленного взаимодействия, включающая оптимизационные модели ресурсосбережения и стохастические модели;
9) модель механизма взаимодействия научно-технологического и банковского секторов;
10) модели жизненных циклов товаров на рынках и др.
Центральным в таком комплексе является блок моделей, опре-деляющий инвестиционную политику. Формирование объемов этих инвестиций может происходить по нескольким направлениям.
Государство, осуществляя структурную политику, а также частные инвесторы могут распределять свои доходы на восполнение производственных фондов, а также направлять определенные инвестиции на технологическое развитие и охрану окружающей среды. Понятно, что пропорции такого распределения доходов влияют на размеры инвестиций, направляемых на различные цели. Предположим, что государство распределяет свои инвестиции фиксированными долями. В этом случае, оно, меняя соотношение этих долей, может играть регулирующую роль в сфере структурной политики технологической оснащенности
экономики.
Выбор предпочтений инвестиционной политики частными производителями определялся согласно известной теории экономического развития Й. Шумпетера [2]. В рамках этой теории все производители делятся на две группы: сторонников расширения существующего производства в зависимости от цены на выпускаемую продукцию (инвесторы-экспансионисты) и сторонников внедрения новшеств, даже с риском для себя (инвесторы-рационализаторы). Формальное описание такого поведения инвесторов было предложено В.Б. Зангом [3]. В качестве характеристики предпочтений деятельности инвестора в этом случае может служить отношение разности между объемами инвестиций этих групп к их сумме. При формировании размеров инвестиций, направляемых частными производителями на различные цели, в том числе и на модернизацию инновационно-технологической оснащенности экономики, был применен именно этот принцип.
Важное обстоятельство связано с тем, что выполнение крупных инвестиционных проектов требует значительных средств, как правило, существенно превышающих свободные средства предприятий. Для стабилизации работы механизма управления модернизацией инновационно-технологической оснащенности экономики в этом случае необходимо использовать кредиты коммерческих банков, совокупность которых выступает как резервная система экономики в целом и различных отраслей и предприятий в частности. [ 8]
Для исследования различных вопросов, возникающих в связи с включением банковской системы в число объектов, взаимодействующих с механизмом управления модернизацией технологической оснащенности экономики, была разработана специальная модель. Проведенные расчеты показали, что такие банковские заимствования помогают сгладить колебания частных инвестиций и обеспечить динамическую стабильность производства. Но очень крупные заимствования приводят к большому долгу, выплата которого может на определенном этапе снизить положи-тельные тенденции или даже привести к худшему результату по сравнению с вариантом, когда заимствования вообще не производились. [6]
Влияние структурной политики государства и инвестиций частных производителей на развитие производства на первом этапе исследования моделировалось при помощи производственных функций через коэффициенты фондоотдачи. [4]
Более детальное изучение взаимодействия производства с научно-исследовательским сектором (НИС) проводилось с помощью оптимизационной модели, в которой выпуск продукции зависит от интенсивности использования имеющихся технологий в производственном процессе и ограничений по ресурсам. В построенной модели НИС были применены алгоритмы, позволяющие улучшить затратные характеристики используемого технологического процесса или заменить его на новую технологию за определенную плату. Ее источником выступают инвестиции, выделяемые на научно-технологическое развитие.
В экспериментальных расчетах были рассмотрены варианты, которые позволяли делать заказ на разработку новой технологии НИС страны или приобретать передовую технологию за рубежом. Из сравнения этих вариантов видно, что в обоих случаях темп роста производства составил примерно одну и ту же величину, но в первом варианте этот показатель был достигнут при меньших стабилизационных заимствованиях в коммерческих банках. [5]
Используемый метод имитационного моделирования позволил представить динамический процесс развития производства с учетом внедрения новых технологий и модернизации при различных стратегиях и целях, как государства, так и частного производителя.
Основным субъектом реализации информационно-технологичесакой модернизации должен быть особый социальный слой, назовем его условно «Поколение М».[18]
Переподготовка, переквалификация, переобучение и перевоспитание людей, входящих в этот модернизационный слой, усвоение нового образа мышления, соответствующего требованиям времени. Особенно это относится к работникам управленческого аппарата - менеджерам. Можно уверенно предположить, что повышенный спрос на квалифицированный труд менеджеров, особенно в условиях, когда предоставлена большая свобода хозяйствования, сохранится на долгие годы.
Овладение навыками управления в реальной хозяйственной практике может привести к трудно поправимым, а порой неисправимым ситуациям. Чрезвычайно полезным в этом случае оказывается опыт овладения искусством управления, полученный на модельных тренажерах в режиме машинного эксперимента с имитационными моделями экономических систем. [9]
Использование тренажеров в учебном процессе подготовки управленческих кадров предполагает не только разработку имитационных компьютерных моделей, отображающих экономические объекты с управленческих позиций, но и создание формального аппарата для объективной оценки результатов обучения. Если от обучающихся требовать определенного качества результатов, объявляя им критерии, по которым они должны действовать, то оценка их достижений не вызывает особых трудностей. При такой работе у обучающегося подавляется развитие навыков в постановке собственных целей при управлении экономическим объектом.
Представляется, что этот недостаток в обучении может быть устранен, если в игровом сеансе на модельном тренажере постараться выявить цели обучающихся (у каждого индивидуально) и на основе этой информации построить функции полезности для каждого из них. [10] Изменение значений этих функций в динамике игры покажет сдвиги в качестве состояния объекта управления с точки зрения обучающегося. Последующая оценка траектории изменения выявленной индивидуальной функции полезности даст каждому обучающемуся оценку его учебной игры в целом. [11]. Отметим, что таким образом оценивается искусство достижения выявленной индивидуальной цели в управлении экономическим объектом, которое базируется на знании, опыте, интуиции и, наконец, просто таланте обучающегося человека.
При разработке целенаправленной политики модернизации технологической оснащенности руководитель каждого конкретного предприятия (корпорации) должен понимать, что главным фактором успеха являются люди, в производительности труда которых существенную роль играет уровень развития корпоративной культуры. [7].

I.3 Формирование инновационной инфраструктуры модернизационных преобразований и предотвращение конфликта интересов как фактора замедления модернизации

В современном мире интеграционные процессы зашли так далеко, а рынки капитала настолько подвижны, что экономика любой страны уже не может рассматриваться изолированно - она слишком зависима от внешних факторов.
Для инновационной деятельности и, следовательно, для инновационной инфраструктуры это особенно характерно. Здесь эффекты глобализации сказываются особенно сильно, что обусловлено причинами фундаментального характера. Во-первых, инновации обычно основаны на новом знании, а знание по самой своей природе лишено свойства редкости, оно легко преодолевает территориальные границы, не изнашивается и не исчерпывается. Во-вторых, в инновационной деятельности существенную роль играет интеллектуальная собственность, а законодательство об интеллектуальной собственности космополитично по самой природе. Наконец, в-третьих, инновации привязаны к рынку капитала, а этот рынок уже стал глобальным. В силу всего перечисленного выше инновационную инфраструктуру любой страны, в том числе России, имеет смысл рассматривать как часть глобальной. Нет смысла рассуждать о том, с какой страны надо брать пример при построении инновационной инфраструктуры в целом, надо вписываться в те условия и правила, которые уже сложились или еще складываются в мире.
Оценивая возможности привлечения внебюджетных средств для финансирования инновационных проектов, а также схем венчурного финансирования, хорошо зарекомендовавших себя в США, следует учитывать один существенный факт - стоимость американской компании всегда выше, чем стоимость российской с теми же техническими и технологическими характеристиками. Например, если американская компания приобретает российскую, производящую программный продукт для российских нефтяных компаний, то стоимость бывшей российской компании возрастает примерно в 3 раза. Аналогичный эффект (возможно с другим коэффициентом) наблюдается не только в российской экономике, но и различных отраслях и разных странах. Поэтому отдача на капитал при вложении средств в будущую американскую компанию может быть в несколько раз выше, чем отдача при вложении их в российскую компанию с теми же стартовыми данными, и существенно выше, чем при вложении в европейскую компанию. Отсюда следует, что привлечение частных средств в инновационную деятельность имеет существенно более высокие шансы на успех, если сразу будет обозначена перспектива создания американской компании. Помимо вполне обоснованного ожидания более быстрого увеличения стоимости компании и заведомо меньших инвестиционных рисков определенную роль играет наличие в США развитой инфраструк-туры, позволяющей аккумулировать деньги частных лиц. Такой инфраструктуры нет в России, и ее заведомо не будет в ближайшие годы, хотя попытки создать нечто подобное предпринимаются. Следует также отметить, что за последние годы сделано очень много по созданию инновационной инфраструктуры обеспечивающей продвижение научной разработки от законченного результата фундаментальных исследований до создания малой научно-технической фирмы. Однако здесь речь идет об отсутствии инфраструктуры для следующей стадии, предшествующей первичному предложению акций вновь созданной фирмы к публичному размещению, а также о возможности успешного размещения акций через биржу типа NASDAQ. Как показывает американский опыт, на стадии, непосредственно предшествующей публичному размещению акций, обычно требуются инвестиции порядка 10-15 млн долл. По объему это соответствует российским мегапроектам, но осуществляется на деньги частных инвесторов и называется несколько скромнее. В результате первичного размещения акций должны быть привлечены средства на порядок больше, т.е. примерно 100 млн долл. В ином случае предшествующие частные инвестиции себя не оправдывают.
Есть проблема и с публичным размещением акций. На роль российского NASDAQ сейчас претендует структура, создаваемая Правительством Москвы при участии РАН. Однако фирм, готовых к предложению своих акций на такой площадке, в России мало, если они вообще есть. Существующим фирмам надо как-то пройти путь от выхода из инкубатора до состояния, когда можно говорить о публичном размещении акций, но для этого отсутствуют хоть какие-либо благоприятные возможности. Более того, в России действует негативный отбор, т.е. успешные фирмы подвергаются всяческому давлению со стороны криминального и чиновничьего рэкета, что практически не на-блюдается в США. По этой причине, а точнее, по совокупности причин получила распространение практика создания фирм, у которых непосредственные разработчики продукции находятся в России, а менеджмент - в США или в другой стране, где нет подобного давления, но есть менеджеры, деятельность которых отвечает адекватным задачам, стоящим перед инновационным бизнесом.
Из сказанного выше следует неутешительный, но вполне очевидный вывод. Привлечение денег физических лиц в России для финансирования инноваций, в том числе через продажу акций и облигаций, на данный момент не представляется реальным. Как уже отмечалось, ожидаемая отдача на вложенные средства существенно меньше, а риск существенно выше, чем при аналогичных вложениях в США. Именно этими обстоятельствами объясняется тот факт, что в России трудно (почти невозможно) «довести идею до ума», т.е. пройти стадию, когда инвесторами движет заинтересованность в получении через несколько лет очень высокой прибыли. Этим же объясняется «бегство технологий» из России. И «бегут» они в основном в США, где существует самая развитая инфраструктура венчурного финансирования и аккумулирования средств частных лиц.
Отсюда можно сделать вывод, что в обозримом будущем соответствующую стадию развития инновационные фирмы должны проходить не в России, а в США. Какие при этом возникают издержки и ограничения - отдельный вопрос. Важно понимать, что возможности привлечения каких-либо значительных средств частных лиц возникает именно в этом и только в этом случае. Строго говоря, это очень неприятный вывод. Он означает, что «бегство российских технологий за океан», о котором в последнее время много пишут как об опасном для России и поэтому нетерпимом явлении [15], всего лишь естественное явление.
Привлечение к финансированию инновационных фирм крупного российского капитала представляется вполне реальным при двух вариантах: 1) если будет найдена подходящая форма сотрудничества между наукой, государством и бизнесом в России, причем государство пойдет очень далеко навстречу бизнесу;
2) если первичное размещение акций инновационных фирм будет осуществляться в США. Первый вариант выглядит, разумеется, симпатичнее, но на данный момент отсутствуют даже малейшие признаки превращения его в реальность. Второй вариант кажется менее приемлемым, так как легко провоцирует обвинение в продаже «наших лучших разработок» американцам. Однако масштабы потерь в случае попытки реализации утопических идей могут быть слишком велики.
Яркий пример использования особенностей зарубежного за-конодательства - создание в США некоммерческой организации, нацеленной на продвижение российских инноваций на американский рынок, и привлечение в нее части средств, которые российские сырьевые компании или их «дочки» выплачивают в США в виде налогов.[Идея принадлежит Э. Годику] Например, «Лукойл» имеет бензоколонки в США и платит налоги от продажи бензина. Часть этих денег вполне могла бы пойти в специально созданную некоммерческую организацию. Налоговое законодательство США фактически приравнивает перечисление средств в организации указанного типа к уплате налогов, поэтому очень легко сделать схему выгодной для российских компаний, тем более для тех, которые продвигают свои разработки на американский рынок. Разумеется, можно искать аналогичные возможности и в других странах, но самым пер перспективным в этом отношении государством, безусловно, являются США.
В качестве дополнительного источника средств, направленных не только на инновации, но и на развитие фундаментальной науки можно рассматривать экономию, получаемую в результате оптимизации налогообложения. Речь не идет о «серых» схемах, а только о правильном выстраивании отношений. Например, Институт ядерной физики СО РАН производит и реализует уникальные приборы на десятки миллионов долларов США. Получаемая прибыль направляется на финансирование фундаментальных исследований, а уплачиваемые при этом налоги превышают бюджетное финансирование института. Если бы институт изначально получил не выручку от реализованной продукции, а заказ на те самые фундаментальные исследования, которые он финансирует из прибыли, то не пришлось бы платить налог на прибыль и налог на добавленную стоимость. К тому же доля НИР в бюджете института оказалась бы существенно выше.
Еще более впечатляющий результат получается в том случае, если заказ на проведение НИР замещает не выручку от продажи продукции, а лицензионные платежи, плату за уступку исключительных прав или прав на патентование результатов. Дело в том, что соответствующие денежные поступления рассматриваются как внереализационные доходы. Они облагаются налогом на добавленную стоимость и налогом на прибыль целиком без каких-либо вычетов или зачетов. Оплата в виде заказа на НИР освобождает от того и другого. Наконец, в виде потока заказов на НИР можно получать отчисления за участие в совместном предприятии. Такая форма оплаты может оказаться выгоднее, чем получение дивидендов. К тому же она позволяет обойти ограничение на участие институтов в создании новых юридических лиц.
Конфликт интересов - наличие у физического или юридического лица наряду с основной обязанностью или интересом вторичных интересов - существенный тормоз развития экономики. Они искажают поведение экономических агентов, а неумение выходить из таких конфликтов цивилизованным образом порождает коррупцию. Особенно болезненно конфликты интересов проявляются в инновационной сфере, поскольку именно здесь стали сталкиваются две разные культуры поведения, одна из которых органична для науки, другая - для бизнеса. В развитых странах, особенно в США, культура преодоления конфликтов интересов очень развита, но даже там она не решает всех проблем. В современной России эта культура только начинает развиваться. Вместе с тем, действия исполнительной и законодательной власти иногда сами порождают конфликты интересов и создают экономические тупики, из которых призывают выбраться.
Эффективно контролировать отсутствие или наличие конфликтов интересов можно будет в том случае, если из бюрократических процедур будут исключены элементы, объективно порождающие данные конфликты, а из нормативных правовых документов будут удалены соответствующие дефектные нормы. В настоящее время дефектных процедур и норм очень много, что легко можно показать на примерах различного уровня.
Конфликты интересов при распределении и использовании бюджетных средств на проведение НИР возникают практически по всей цепочке движения денег от федерального бюджета к непосредственным исполнителям работ, в том числе - на уровне казначейства и федеральных агентств, на уровне институтов и даже лабораторий. Это свидетельствует о недостаточном внимании к этим вопросам, а возможно, и о сознательном создании таких ситуаций с целью обогащения, например, при раздаче государственных заказов «карманным» фирмам.
Если речь идет об использовании бюджетных средств на поддержку инновационной деятельности, то контроль эффективности использования - обязанность контролирующих органов, в том числе Счетной палаты. При этом прямой контроль эффективности крайне затруднителен. Во-первых, большинство НИР не приводят к получению результатов, пригодных для коммерциализации, причем по вполне объективным причинам. Например, в принципе не пригодны для коммерциализации результаты исследований в области математики, астрономии, филологии, этнографии, истории и т.п. Во-вторых, даже в тех областях, где коммерциализация результатов логична и ожидаема, вероятность неудачи слишком велика. Следовательно, аудиторы Счетной палаты должны проверять, прежде всего, наличие конфликтов интересов, причем не только у тех, кто «осваивает» бюджетные средства, но и у тех, кто осуществляет финансирование НИР и искусственно создает трудности для эффективного использования бюджетных средств и получаемых результатов.
На уровне федеральных агентств (раньше на уровне министерств) конфликт интересов возникает при проведении конкурсов на право заключение государственного контракта. Теоретически конкурс должен пресекать вторичные интересы чиновников, заключающих контракты на выполнение НИР от имени государства, в том числе «распиливание» бюджетных денег и распределение их по «карманным» фирмам. Фактически конкурс эту функцию не выполняет, так как темы исследовательских работ формулируют предполагаемые победители конкурса, а определяют победителя чиновники из агентства. В результате конкурс превращается в ширму, позволяющую прикрыть «распиливание» бюджетных денег. Решение конкурсной комиссии позволяет оправдать заключение контракта с малоизвестной «карманной» фирмой при наличии в стране специализированных институтов и специалистов мирового класса. Без решения «конкурсной комиссии» на такой шаг решиться гораздо труднее. Чтобы превратить конкурс в эффективное средство пресечения вторичных интересов, нужно либо реально разграничить функции по формулированию задачи, выбору победителя и выполнению работ, либо предоставить каждому потенциальному исполнителю работ по государственному заказу возможность участвовать в конкурсе со своей формулировкой задачи. В этом нет ничего принципиально нового. Именно так проходят конкурсы инициативных проектов, в том числе в РФФИ. Необходимо обеспечить отсутствие связей между членами конкурсных комиссий и победителями конкурса, происхождение формулировок тем и т.д. Однако более радикальное решение состоит в изменении правил формирования конкурсной комиссии.
Наиболее очевидный конфликт интересов, порождаемый нормативным правовым документом, заключается в сочетании контролирующих и хозяйственных функций у одного субъекта Такое сочетание несовместимых функций свойственно, например, Федеральному агентству по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения (ФАПРИД) при Министерстве юстиции России. В результате ФАПРИД активно занимается поиском денег «для пополнения бюджета» и обеспечения собственного существования в ущерб контрольным функциям и эффективному использованию результатов интеллектуальной деятельности (РИД) в наукоемком секторе экономике, ориентированном на экспорт.
На уровне предприятий и организаций конфликты интересов возникают по многим причинам, в том числе в результате неадекватных действий проверяющих организаций и собственных руководителей. Кроме того, источником конфликтов интересов объективно является сочетание в рамках одной организации публичных и коммерческих функций. Не всегда это принимает столь патологические формы, как в случае ФАПРИД, но объективно такая опасность существует, поэтому нужны меры по ее нейтрализации.
Ряд конфликтов возникает по недоразумению. Наиболее рас-пространенный в последние годы вариант появления конфликта интересов по недоразумению связан с идеей инвентаризации и постановки на баланс РИД, полученных при бюджетном финансировании. Сама постановка вопроса провоцирует сокрытие результатов, так как наличие бюджетного финансирования может стать основанием для отчуждения у разработчика прав на полученные результаты. С одной стороны, он обязан сообщать о полученных им РИД. С другой стороны, у него появляется вторичный интерес, подталкивающий к их сокрытию. Налицо конфликт интересов, причем он может возникать как на уровне института, так и на уровне конкретного исполнителя - научного сотрудника. Чтобы конфликт интересов не возникал, необходимо собирать сведения о полученных результатах исключительно в целях определения эффективности использования бюджетных средств и определять объем дальнейшего финансирования в пря мой зависимости от результата. Разумеется, это - идеал. В реальности приходится искать компромиссные варианты.
Целый блок дополнительных возможностей открывается благодаря применению игровых схем и конструкций, разработанных в рамках математической теории игр и смежных научных дисциплин. В основном они полезны тем, что позволяют правильно сбалансировать интересы участников и тем самым уменьшить издержки, не связанные непосредственно с выполнением исследовательских или проектных работ, и прежде всего, издержки, связанные с конфликтами интересов и оппортунистическим поведением участников. Издержки, связанные с коррупцией при распределении бюджетных средств, составляют лишь не-большую часть издержек этого типа. Конфликты интересов возникают по всей цепочке движения средств от федерального бюджета до конкретного исполнителя НИР и по всей цепочке движения информации о полученных результатах от непосредственного исполнителя до высших государственных чиновников или до потенциального потребителя результатов НИР. При этом издержки, порождаемые во второй цепочке, едва ли не больше, чем порождаемые в первой. Сюда следует отнести и передачу за рубеж наиболее ценных разработок по нелегальным и полулегальным каналам, и пресловутую невостребованность отечест-венных разработок отечественной же промышленностью. Этим же, а отнюдь не отсутствием денежных средств в стране, во многом объясняется «утечка мозгов» из России. В последние годы деньги в России есть, их скорее избыток, чем недостаток, а «утечка мозгов» продолжается.
Игровые конструкции, обеспечивающие оптимальный контроль исполнения, встречаются в самых различных сферах жизни. Вполне современная конструкция - инженер, стоящий под сконструированным и построенным им мостом при прохождении первого состава. Примеров таких конструкций - множество, но все они работают в относительно простых ситуациях, понятных даже на бытовом уровне. Их достоинства и возможные издержки слишком очевидны. В инновационной деятельности (или при коммерциализации научных разработок иным способом) мотивы поведения участников и отношения между ними намного сложнее. Поэтому построение конструкций с встроенными игровыми регуляторами требует не только интеллектуальных усилий, но и специальных знаний.
135




Тэги: проблематика формирования предпосылок структуры и моделей механизмов инновационно-технологической модернизации, выбор пути модернизации и структурная политика проведения инновационно-технологической модернизации, моделирование механизмов управления инновационно-технологической модернизацией экономики россии, анализ эффективности реализации модернизационных процессов



x

Уважаемый посетитель сайта!

Огромная просьба - все работы, опубликованные на сайте, использовать только в личных целях. Размещать материалы с этого сайта на других сайтах запрещено. База данных коллекции рефератов защищена международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Эта и другие работы, размещенные на сайте allinfobest.biz доступны для скачивания абсолютно бесплатно. Также будем благодарны за пополнение коллекции вашими работами.

В целях борьбы с ботами каждая работа заархивирована в rar архив. Пароль к архиву указан ниже. Благодарим за понимание.

Пароль к архиву: 4Q3511

Я согласен с условиями использования сайта