Уважаемый посетитель сайта! На нашем сайте вы можете скачать без регистрации книги, тесты, курсовые работы, рефераты, дипломы бесплатно!

Авторизация на сайте

Забыли пароль?
Регистрация нового пользователя

Наименование предмета

Яндекс.Метрика
1. Субъективная школа в социологии. Психологическое направление……………………………………………………………..……3
2. Многофакторная концепция М.М. Ковалевского……………….…...........10
3. Русский историк XIX в. Н.Н. Кареев назвал Н.Г. Чернышевского
«самым крупным социологом в России до возникновения в ней социологии». Объясните, что означает такое суждение?..............................................................15

Список использованной литературы…………………………………..…….........17


1. Субъективная школа в социологии
С конца 60-х годов XIX в. до конца 20-х годов XX в. в России центральное место в академической социологии и публицистике занимала субъективная школа. Она была представлена такими именами, как П. Лавров, Н. Михайловский, С. Южаков, Н. Кареев. Влияние этой школы на русскую интеллигенцию было огромным. Наиболее заметные представители Лавров, Михайловский.
Видные русские мыслители Петр Лавров (1823 - 1900) и Николай Михайловский (1842 - 1904) получили широкую известность как теоретики "субъективного метода" в социологии, который всесторонне разработан в их многочисленных трудах. Их объединяла концепция социальной активности личности, вера в ведущую роль идеала в прогрессивном развитии общества. Суть указанного метода П. Лавров раскрывает так: "... волей или неволей приходится прилагать к процессу истории субъективную оценку, т.е., усвоив тот или иной нравственный идеал, расположить все факты истории в перспективе, по которой они содействовали или противодействовали этому идеалу, и на первый план истории выставить по важности те факты, в которых это содействие или противодействие выразилось с наибольшей яркостью". В развитии нравственного идеала он видел "единственный смысл истории" и "единственный закон исторической группировки событий".
Основную задачу П. Лавров и Н. Михайловский усматривали в изучении мотивов деятельности личностей и их нравственных идеалов. При этом особое внимание уделялось анализу "солидарных", как они писали, действий людей, направляемых их общими интересами. Социология, по их мнению, изучает и группирует повторяющиеся факты солидарности между людьми и стремится открыть законы их солидарных действий. Она ставит себе теоретическую цель: понять формы солидарности, а также условия ее упрочения и ослабления при разном уровне развития людей и форм их общежития. Объективный анализ явлений общественной жизни, который понимался как постижение "правды-истины", легко соединялся этими мыслителями с субъективным, оценочным подходом к данным явлениям, чтобы найти "правду-справедливость". Последняя призвана осветить путь обществу, в котором бы гармонически сочетались интересы всех людей. В этом заключается социальная направленность субъективного метода в социологии. В своих трудах П. Лавров и Н. Михайловский поставили и по-своему решали целый ряд фундаментальных проблем социальной философии, в том числе о движущих факторах исторического процесса, его объективной и субъективной сторонах, о роли личности в истории, механизме и направленности общественного прогресса. Основным двигателем истории они считали критически мыслящих личностей, составляющих передовой слой интеллигенции. "Развитие критической мысли в человечестве, ее укрепление и расширение есть... главный и единственный агент прогресса в человечестве", - писал П. Лавров.
Много внимания уделяли П. Лавров и Н. Михайловский решению проблемы взаимодействия личности и общества. На первом плане у них, разумеется, личность, обладающая своей особой индивидуальностью и неповторимостью. Критически мыслящие личности с их более или менее яркими индивидуальностями являются главными действующими лицами в обществе, определяют развитие его культуры и переход к высшим формам общественного устройства. Таковыми являются представители передовой интеллигенции. Целью общества является предоставление каждой личности условий для ее всестороннего развития, наиболее полного проявления ее творческого потенциала. Отсюда требование предоставления личности большей свободы и самостоятельности по отношению к обществу. Исходя из своих мировоззренческих установок, они решали проблему взаимодействия "героев и толпы". Эта проблема решалась ими больше в социально-психологическом плане. Так, Михайловский называл героем человека, увлекающего своим примером массу на хорошее или дурное дело. Толпа же - это масса людей, способная увлекаться примером, благородным, или низким, или же нравственно безразличным. Толпа легко поддается внушениям, теряет независимость в восприятии происходящих событий и в собственных суждениях. Она легко подчиняется своим вождям, слепо верит им, теряет способность критически относиться к их словам и делам. Как видно, высказанные сто лет назад, эти рассуждения Михайловского не потеряли своей актуальности и в настоящее время. Во многом сохраняют свою актуальность основные положения теории общественного прогресса П. Лаврова и Н. Михайловского. Весьма своевременной явилась глубокая и обстоятельная критика Михайловским теории прогресса позитивиста Г. Спенсера, который во многом игнорировал особенности развития общества по сравнению с природой. Михайловский убедительно показал, что в основе развития общества лежат не биологические, а социальные процессы, в том числе разделение труда, борьба нового уклада общественной жизни со старым, передовых и реакционных идей, различных общественных идеалов.
Важное значение имеет решение проблемы диалектики взаимодействия прогресса общества и прогресса личности. Ни один из этих видов прогресса не должен осуществляться за счет другого, подчеркивал Михайловский. Важно, чтобы общество в своем развитии создавало необходимые условия для развития всех личностей. В этом заключается критерий общественного прогресса, что является справедливым и нравственным. Такова "формула прогресса" Михайловского, которая во многом согласуется с пониманием общественного прогресса П. Лавровым.

Психологическое направление
В 90-х годах XIX в. в русской социологической мысли ложилось как вполне самостоятельное психологическое направление. Хотя элементы психологизма встречались же у представителей субъективной школы (П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский).
Социолого-психологические концепции сложились в обеих крупнейших областях отечественной социологии - и в академической, и в публицистической. В социальной публицистике исключительным влиянием пользовалась субъективная социология как разновидность психологической.
В университетской науке психологическое направление ранней российской социологии было представлено наиболее ярко бихевиористами: В.М.Бехтеревым, И.П.Павловым, П.А.Сорокиным. Их социологическая концепция строилась на анализе сформулированной ими цепи: физиологические процессы - нервные процессы - социальные явления.
Основной тезис бихевиоризма состоит в том, что поскольку наука должна описывать только непосредственно наблюдаемое, социологии следует изучать поведение, а не сознание, которое в принципе непосредственно не наблюдаемо. Поведение при этом понимается в бихевиоризме как совокупность связей "стимул -реакция".
Главное внимание представителей психологического направления было направлено на изучение психологического механизма и социальных форм проявления поведения индивида или группы.
Наиболее видный представитель этого направления — Евгений Валентинович Де-Роберти (1843-1915). Основные работы Де-Роберти по социологии и этике, вписанные на русском языке: “Социология” (1880), “Прошедшее философии” (1886), “Новая постановка основных опросов социологии” (1909), “Понятие разума и законы вселенной” (1914), “Философия и ее задачи в XX веке” 1915).
Необходимо отметить, что взгляды Де-Роберти претерпели значительную эволюцию. В начале своей творческой деятельности он считал, что социология изучает особые социальные законы, не совпадающие с законами биологии психологии. Эти законы управляют обществом и отличаются от законов индивидуального развития. В 80-х годах он не считает социологию абстрактной и описательной наукой. В 90-х расширяет предмет Социологии, включает в нее мораль, реально отождествляя социологию с этикой. Он писал: “Этика, как мы ее понимаем, есть мораль, ставшая абстрактной социологией”. По его мнению, жизнью человека в обществе управляют правила поведения, которые имеют вес и значение, если выражают “существенные законы, управляющие нашим поведением”. Задача социологии состоит в открытии этих законов. В результате этого социология стала трактоваться как универсальная наука о человеческом духе, в которую включалась история науки, история философии, история искусства, теория познания, этика, эстетика, юриспруденция, политика и мн. др. Главным объектом исследования у Де-Роберти выступало психологическое взаимодействие людей, а не объективно существующее общество.
Во втором периоде своего творчества начиная с 90-х годов он отождествлял социальные изменения с психологическими процессами. Он игнорировал материальные условий и объективные законы общественного развития. Несмотря на то, что взгляды Де-Роберти на предмет социологии менялись, в них постоянным оставалось положение о социальной эволюции как “основном факторе” социологии. В социальной эволюция Де-Роберти четко проявился психологизм.
По мнению Де-Роберти, все социальные явления и процессы можно поставить в один эволюционный ряд, состоящий из семи общих категорий: психологическое взаимодействие — общественные группы — личность — наука — философия — искусство — практическая деятельность. Последние четыре категории названного ряда стали основой его теории “четырех факторов цивилизации”, и им уделялось особое внимание. Человек превращается в разумное существо под “влиянием социальной энергии, вырабатываемой постоянным соприкосновением или столкновением сознания”, с этого начинается развитие цивилизации.
Всю деятельность людей Де-Роберти ставит в зависимость от их идей, тем самым он подчинил все развитие общества научным идеям.
По его мнению, двигателем любого социального явления могут быть не только научные знания, но и различные психические факторы: эмоции, воля, чувства, желание. Психологическое взаимодействие групп выступало высшей формой общественности и основополагающей причиной социальных явлений.
В первой половине 80-х годов складывается социологическая теория Николая Ивановича Кареева (1850-1931).
Кареев — историк, социолог. Он преподавал в Варшавском, потом в Петербургском университете. С 1910 г. стал членом-корреспондентом Российской Академии наук, а с 1929 г. — почетным академиком Академии наук СССР.
Этого видного российского историка и социолога часто также причисляют к направлению академического психологизма в социологии, хотя его вклад в развитие отечественной социологии значительно более весом. Он был автором первого российского учебника по социологии. Он также явился первым историографом отечественной социологии.
Основные взгляды его социологической теории нашли свое выражение в докторской диссертации “Основные вопросы философии истории”, вышедшей в 1883 г. в 2-х томах. Среди социологических работ можно отметить следующие:
“Сущность исторического процесса и роль личности в истории” (1889), “Историко-философские и социологические этюды” (1895), “Старые и новые этюды об историческом материализме” (1896), “Введение в изучение социологии” (1897), “Историка. Теория исторического знания” (1913), “Историология. Теория исторического процесса” (1915), “Общие основы социологии” (1919) и ряд журнальных статей. Им было написано 80 книг и статей по философии, социологии и истории.
Кареев критиковал контовскую классификацию за то, что Конт неоправданно перешел от биологии к социологии. минуя психологию. “Между биологией и социологией,— писал Кареев,— мы ставим психологию, но не индивидуальную, а коллективную”. Так как только количественная психология может выступить в качестве подлинной основы социологии. Ведь все общественные явления в конечном счете есть ничто иное, как взаимодействие между деятельными людьми.
Общество, по его мнению, это сложная система психических и практических взаимодействий личностей, “надорганическая среда”. Эта среда делится Кареевым на культурные группы и социальную организацию. Культурные группы являются предметом индивидуальной психологии. Это настроения, представления, стремления людей. Отличие между группами зависит не от природных свойств людей, а от воздействия привычек, подражания, воспитания.
Одно из центральных мест в социологической концепции Кареева занимает проблема взаимоотношений личности и общества. Кареев выделяет два аспекта влияния личности на общество: один - личность в "прагматической истории", то есть в непрерывной цепи поступков людей; и второй - личность в культурной истории.
Всех граждан, по его мнению, можно проранжировать в соответствии с их ролью в истории. "На верхней ступени лестницы мы поставили бы людей, самостоятельно задумывающих совокупное действие и выполняющих его лишь при помощи посторонних сил, на нижней же ступени - людей настолько чуждых самому замыслу и настолько лишенных самостоятельности, что без обиняков мы могли бы говорить о них, как об орудиях чужой воли".
Социальный прогресс, по Карееву, как общее понятие включает пять более частных: - умственный прогресс - воспитание способностей к духовным интересам;
- нравственный прогресс;
- политический прогресс - развитие свободы и улучшение государства;
- юридический прогресс - развитие равенства;
- экономический прогресс - развитие солидарности и кооперации.
Главная цель социального прогресса - формирование развитой и развивающейся личности. Формула такого прогресс складывается из трех составных элементов: общественного идеала (им является развитая личность при наличии индивидуальной свободы и общественной солидарности); способа достижения идеала; и, наконец, выражения закона самого прогресса. Способ заключается в преобразовании с помощью критической мысли культуры, быта, социальной организации - то есть "той над органической среды, которая развивается неразумно, противореча часто и природе, и потребностям человека". Закон же прогресса состоит в самоосвобождении личности, в процессе которого личность подчиняет себе надорганическую среду.
2. Многофакторная концепция М.М. Ковалевского
Значительный вклад в развитие русской социологической мысли внес Максим Максимович Ковалевский (1851-1916). Разносторонне образованный и широко мыслящий ученый, чьи научные интересы касались обширного круга вопросов социологии, истории, государствоведения, права, этики, психологии и других наук, он пользовался широким признанием ученого мира России и за ее пределами, был избран вице-президентом, а затем председателем Международного института социологии.
Теоретические предпосылки социалистических воззрений М. Ковалевского восходят к социологии О. Конта. «Что такое социология?» С этого вопроса начал М. Ковалевский изложение своего двухтомного труда «Социология». И ответил: «Родоначальник ее, Конт считал социологию наукой о порядке и прогрессе человеческих обществ». Однако порядок в обществе бывает не всегда. Да и прогресс в смысле поступательного развития не всегда имеет место. И Ковалевский дает свое определение социологии как науки об организации и эволюции человеческого общества. Организация общества и его эволюция – таковы два основных раздела социологии, которые начиная с Конта характеризуются как социальная статика и социальная динамика.
И Ковалевский подходил к социологии как к науке, а не к концепции человеческих идеалов. Поэтому в отличии народников Лаврова и Михайловского и некоторых других теоретиков он отделяет правду-истинную от правды-справедливости, и исходит, что для социологии главное есть правда-истина. Он глубоко воспринял учение Конта об обществе как целостном социальном организме и о экономическом характере его развития. Без учения о закономерности общественных явлений, писал он, немыслимо было бы возникновение самой науки об обществе.
С представлениями о закономерном характере развития общества, без которых, по словам Ковалевского, социология как наука не состоялась бы, органически связаны представления о поступательности исторического процесса и социальной преемственности, в ходе которой человеческие знания, опыт, культура передаются и развиваются от одной исторической эпохи к другой. Он приводит слова Лейбница о том, что настоящее несет на себе бремя прошлого и чревато будущим.
Идеи закономерного и поступательного характера исторического процесса, как и социальной преемственности, - важные стороны эволюционистской концепции Ковалевского, согласно которой общество более или менее плавно-эволюционно переходит от одного состояния к другому. Таким же образом, по его мнению, происходит развитие отдельных областей общественной жизни и различных институтов. Эволюцию государственного строя он связывал с целым рядом факторов общественной жизни, в том числе с эволюцией хозяйства и «форм экономического быта», с развитием политических отношений классов и других социальных групп, с эволюцией политических идей и общим прогрессом культуры. Такой эволюционный взгляд на развитие общества был направлен как против необоснованных и поспешных радикальных изменений в нем, как и против «не менее опасного застоя».
Ковалевский указывает на роль многих факторов общественного развития: экономических, демографических, политических, психологических, нравственных, религиозных и т.д. Однако ни одному из этих факторов не придается постоянного решающее значение. В различных ситуациях им отводятся разные роли, и любой из них может выйти на первый план. В этом и заключается мировоззренческий и методологический смысл социологического плюрализма М. Ковалевского.
Важную роль в социологии Ковалевского играет историко-сравнительный метод. Сравнивая развитие народов разных стран и эпох, можно обнаружить некоторые общие законы их исторической эволюции. В связи с этим Ковалевский писал, что «на одинаковых ступенях развития в каждом человеческом обществе развитие происходит по одинаковому внутреннему закону». Историко-сравнительный метод позволяет выявить и эти законы, и специфические особенности в развитии разных народов и их культур.
Сравниваемые явления брались Ковалевским, как правило, не в статике, а в динамике, в их исторической эволюции, что позволяло изучать как общие закономерности исторического процесса, так и специфические особенности развития тех или иных обществ. На данной основе увеличилась возможность социологического прогнозирования и исторического предвидения, что повышало практическое знание социологии. Это для Ковалевского было чрезвычайно важно.
В своих социологических воззрениях он разделял многие положения биологической школы в социологии и прежде всего «органической теории общества», идущей от Конта и особенно Спенсера. Ковалевский утверждал, например, что такой важный социальный фактор, как общение, начинается еще в среде животных. Даже учитывая большое различие между биологическим и социальным общением, он обращал внимание на их «многие общие черты» и писал, что в определенных отношениях животный и человеческий мир укладываются в общий процесс эволюции.
Весьма высоко ставил Ковалевский психологическую школу в социологии. Он в целом разделял теорию подражания Тарда, находил подтверждающие ее примеры. Так, он писал, что «русские верховники времени Анны Иоановны пытались подражать аристократическим порядкам Швеции и тем самым укреплять основы своего бюрократического господства. Таких подражателей немало и теперь. В то же время Ковалевский считал необходимым и полезным заимствование опыта других народов, при котором не терялись бы общественная культура и самобытность народа. Такое заимствование предполагает элементы самостоятельности и творчества.
Подобно Тарду, Ковалевский рассматривал подражание как органическое проявление личностной и социальной психологии людей и потому как важнейший фактор их общественной жизни. Он считал, что «основы социологии не могут лежать вне психологии» (имеется ввиду прежде всего коллективная, социальная психология). Речь шла о том, чтобы изучать «Психологию народов». Это необходимо для более глубокого понимания духовного состояния народов, разностороннего проявления их культур.
Положительное отношение к многим социологическим направлениям и школам, стремление понять их и обнаружить связи между ними, рано как и готовность применять их учения при анализе тех или иных общественных явлений – еще одно проявление социологического плюрализма М. Ковалевского. Каждое направление в социологии по своему показывает значение тех или иных факторов в развитии общества, будь то биологический, демографический, экономический, политический, или психологический фактор.
В своих основных социологических трудах «Современные социологии» и «Социология» М. Ковалевский говорит о множественности факторов общественного развития. В качестве социально значимых факторов у него фигурирует и биологический, и космический, и политический, и многие другие. Он указывает на необходимость обнаружения одновременного и параллельного воздействия этих факторов на развитие общественных явлений. В этом заключается одно из основных методологических требований его социологической концепции.
С позиции подобного плюрализма, т.е. необходимости учета влияния на развитие общества многих факторов, он подвергал критике однородность доктрин Спенсера, Дюркгейма, Тарда и других социологов. Более того, он считал, что в методологическом плане нет смысла говорить о более или менее важных факторах. Каждый из них может выступать в роли главного, сопутствующего или второстепенного в зависимости от ситуации и ракурса рассмотрения того или иного общественного явления.
Исходя из основных установок социологического плюрализма М. Ковалевский разработал теорию общественного прогресса, которую иногда называют ядром его социологии. Он писал, что основным законом социологии является закон прогресса. Задача же социологии состоит в том, чтобы «раскрыть те перемены в общественном и политическом укладе, в который вылился этот прогресс и те причины, которыми он обусловлен».
Обосновывая закономерный и в целом прогрессивный поступательный характер развития человеческого общества, Ковалевский не отрицал ни многих факторов застоя или топтания общества на месте, ни понятных, регрессивных движений, которые так же бывают в истории. Но побеждает все-таки «закон прогресса» – всеобщий социологический закон, проявляющийся «в расширении сферы человеческой солидарности». В этом он видел основное содержание общественного прогресса.
В своей теории общественного прогресса Ковалевский исходил из того, что все народы проходят одни и те же стадии развития, но не одновременно. Это обстоятельство делает необходимым использование историко-сравнительного метода. С помощью этого метода можно получить представление о прошлом народов, ознакомившись с современной общественной жизнью отсталых стран, а так же о будущем последних, учитывая достижения современных передовых стран.
По Ковалевскому, «все народы участвуют в мировом прогрессе», который должен привести к их объединению в единое «мировое солидарное общество». Обосновывая эволюционный характер общественного прогресса, он отвергал марксистскую теорию классовой борьбы и социальной революции, считал, что при нормальном течении общественной жизни столкновения классовых и других социальных интересов предотвращается соглашением, компромиссом, при котором руководящим началом всегда является идея солидарности всех членов общества.
Социологический плюрализм Ковалевского служил теоретическим обоснованием его платформы умеренного либерализма, основная направленность которого заключалась в преобразовании экономической и политической системы российского общества по образцам западных буржуазных демократий.

3. Русский историк XIX в. Н.Н. Кареев назвал Н.Г. Чернышевского «самым крупным социологом в России до возникновения в ней социологии». Объясните, что означает такое суждение?
Быть социологом в стране, где социология десятилетиями официально не признавалась либо не имела статуса самостоятельной науки, если не невозможно, то по крайней мере очень непросто. Русский историк Н. Кареев назвал Н.Г. Чернышевского «самым крупным социологом в России до возникновения в ней социологии», а это означает, что «он был социологом, сам того не зная». Быть социологом и не подозревать этого в период, когда общественность Европы и Америки активно обсуждает проблемы социологии, согласимся, вполне по-русски.
В 60—80-е годы советские ученые стремились реально быть социологами и не скрывали того. Но в научных табелях о рангах они проходили по графе «философы». Все это время социология боролась за научное признание, шаг за шагом отвоевывая себе жизненное пространство. Драматургия борьбы ярко проявилась в бесконечных дискуссиях о предмете социологии. Пожалуй, никто в мире не затратил столько времени и сил на выяснение того, что никак не отражается на практике эмпирических и прикладных исследований. В Европе и Америке существуют десятки определений социологии, их формулирует под свои задачи и цели чуть ли не каждый второй. Никто не запрещает другим придерживаться противоположного мнения. Видимо, нигде в мире не существует феномена «коллективная дискуссия» о предмете социологии и нигде коллективное мнение не навязывается остальным.
В 20-30-е, 50-80-е годы регулярно возникали коллективные эпидемии по расшифровке того, что не следует расшифровывать. Хотя результаты дискуссии для практики социологической науки оказывались малоплодотворными, они постоянно возобновлялись. Приобщиться желали почти все социологически мыслящие профессионалы и дилетанты, но конечные решения, стратегию определяли «генералы». Лишь они верно понимали линию партии и правильно ее интерпретировали, с ней сообразовывали осмысление природы и назначения социологии. Отклонения от нужной линии или выработанного «коллективным разумом» определения предмета социологии служили поводом для применения идеологических санкций по отношению к девиантам. Примеров тому можно привести достаточно. Не имея никакой практической пользы, дискуссии выполняли ритуальную функцию идентификации сообщества с провозглашенной стратегией.
Дискуссии выполняли еще одну важную функцию. Они служили прекрасной школой философской рефлексии по поводу социологии. Через философские упражнения по поводу предмета своей науки прошли все от мала до велика.
Дискуссии о предмете социологии - во многом дань схоластической философии, из недр которой вышла социология советского периода. Такая философия одинаково далека и от подлинного марксизма, и от подлинной философии. Стремясь к самоидентификации, к четкому и однозначному определению предмета своей науки, социологи вели себя на самом деле как отпетые философы. И поплатились за это.
Определение социологии как науки о закономерностях развития и функционирования социалистического общества порождало иллюзию, что доказать и проверить такие законы можно непосредственно в эмпирическом исследовании, проведенном где-нибудь в Тамбове или Воскресенске. Как еще можно проверить общеисторические законы превращения социалистического труда в коммунистический, если не с помощью единственно доступного средства — социологического опроса? Социолог без Социологического опроса — не социолог. Но и без философских рассуждений об обществе он тоже, оказывается, не социолог, поскольку социология — часть философии. Двойственность научного статуса социологии оборачивалась на практике двусмысленностью научных результатов.
Таким образом, в истории отечественной социологии отмечаются два примечательных события: затянувшийся на столетие процесс институционализации и продолжающаяся полстолетия дискуссия о предмете социологии.
71




Тэги: Субъективная школа в социологии, Психологическое направление, Многофакторная концепция М.М. Ковалевского, Русский историк XIX в. Н.Н. Кареев назвал Н.Г. Чернышевского «самым крупным социологом в России до возникновения в ней социологии», Объясните, что означает такое суждение?



x

Уважаемый посетитель сайта!

Огромная просьба - все работы, опубликованные на сайте, использовать только в личных целях. Размещать материалы с этого сайта на других сайтах запрещено. База данных коллекции рефератов защищена международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Эта и другие работы, размещенные на сайте allinfobest.biz доступны для скачивания абсолютно бесплатно. Также будем благодарны за пополнение коллекции вашими работами.

В целях борьбы с ботами каждая работа заархивирована в rar архив. Пароль к архиву указан ниже. Благодарим за понимание.

Пароль к архиву: 6T4681

Я согласен с условиями использования сайта