Уважаемый посетитель сайта! На нашем сайте вы можете скачать без регистрации книги, тесты, курсовые работы, рефераты, дипломы бесплатно!

Авторизация на сайте

Забыли пароль?
Регистрация нового пользователя

Наименование предмета

Яндекс.Метрика
Введение 3
1 . Сущность понятия «рабочий класс» 5
2. Сегментирование современного рабочего класса в России 11
3. «Беженцы из деревень» и социальные маргиналы 17
4. Динамика рабочего класса в России 21
Заключение 29
Список литературы 31
Приложение 32



Введение
Изучение российского рабочего движения и в прежние годы развивалось неравномерно. За ростом интереса к рабочей проблематике следовали периоды продолжительного спада. Но такого кризисного положения, как в 1990е гг. отечественная историография рабочего класса прежде не знала. Если в начале последнего десятилетия ХХ в. ещё выходили какието крупные работы по рабочей истории, такие, как монография А.Ф. Киселёва о профсоюзах, то в основном это были исследования, начатые ещё в предшествующие годы. Позже, в середине 1990х гг. наступает настоящий штиль. В это время появляются лишь немногие публикации, посвящённые прошлому рабочего класса нашей страны. Гораздо большее внимание тогда уделялось судьбам российского купечества, предпринимательских кругов, интеллигенции, дворянских родов. У стороннего наблюдателя могло создаться впечатление, что рабочего класса в России почти совсем не существовало, или он не сыграл практически никой роли в истории страны.
И вот, можно констатировать очевидный факт — за последние два–три года, в нашей стране выходит сразу несколько крупных исследований по истории рабочего класса России конца XX века.
Это уже не только отдельные статьи, но и публикации источников, монографии, даже обобщающие труды (в частности, можно назвать изумительно изданную историю профсоюзов России, в работе над которой приняли участие такие известные историки, как М.Л. Иткин, и такие видные профлидеры, как М.В. Шмаков). Широка и география этих «новинок»: это не только Москва и СанктПетербург, но Смоленск, Магнитогорск, Самара, Кострома и другие города. Возрастает количество журнальных публикаций и публикаций в научных сборниках на рабочую проблематику.
Нынешний этап развития России неожиданно для многих ознаменовался резким подъёмом политической активности рабочего класса. Это стало неожиданностью и для власти, и для многих её критиков. Даже коммунистическая оппозиция, которая, казалось бы, должна была бы в первую очередь апеллировать именно к рабочим, мало верила в современный рабочий класс. Работа в нём практически не велась, руководство профсоюзами было отдано остаткам прежней профсоюзной бюрократией, мало связанной с истинными интересами и чаяньями рабочих. Даже руководство самой массой оппозиционной партии КПРФ не шло дальше общих пожеланий, хотя на словах понимание принципиальной важности для партии деятельности в рабочей среде высказывалось уже в 1993 гг. Вслед за практикой выстраивалась и теория. И вот уже с трибуны партийного съезда звучали заявления, из которых следовал вывод — социальной базой современных коммунистов является не рабочий класс, а крестьянство. Иначе, но в целом так же не в сторону сближения с рабочим классом шла теоретическая мысль и социалдемократов. Они больше были озабочены созданием некого «среднего класса», нежели практикой реального рабочего движения в стране.
Цель данной работы как можно более полно составить социологический портрет современного российского рабочего класса. Для достижения поставленной цели требуется решить такие задачи, как раскрытие сущности самого понятия «рабочий класс», охарактеризовать численный, профессиональный, социальный состав рабочего класса современной России.

1 . Сущность понятия «рабочий класс»
Хотя о рабочем классе написано в литературе много, четкой социологической квалификации данного термина до сих пор не существует. Двусмысленность в наименовании рабочего класса берет свои истоки в терминологии. В понятии слово означает физическую и умственную работу осуществляемую за плату и относится как к рабочим, так и к служащим. Напротив, термин обозначает не любую работу, а только ручной физический и в основном неквалифицированный труд. Но термин сегодня не применяется, хотя он, возможно, точнее отражал бы природу и социальное происхождение данного слоя людей. Он использовался некоторыми политэкономами в Х1Х в., но переводился преимущественно как «пролетариат». В ХХ в. экономическая и социальная реальность изменилась: промышленный труд, вопервых, стал автоматизированным и интеллектуалоемким, вовторых, он все больше вытесняется сервисным. Эпоха безлюдных производств и безотходных технологий требует от рабочих таких знаний и подготовки, которые ни в чем не уступают квалификации служащих. Таким образом, термин отражает не историческое прошлое, а современное состояние общественного труда.
Но именно по отношению к современному обществу его содержание остается непроясненным. Если рабочий класс включает, согласно его названию, всех работающих, то представителей этого класса можно встретить в любом слое и в любом классе. Большинство членов современного общества, в отличие от прошлого, когда существовали так называемые праздные классы, в частности дворянство и духовенство, в той или иной мере работают. В этом смысле «рабочим», или работающим, классом может быть назван любой класс.
В связи с этим в зарубежной статистике существует договоренность о том, что к рабочему классу следует относить лишь так называемые «синие воротнички», т.е. людей в рабочих комбинезонах, и членов их семей. К ним относят шахтеров и промышленных рабочих, включая квалифицированных и полуквалифицированных рабочих, занятых преимущественно физическим трудом.
В качестве самостоятельного класса рабочий класс отличает непосредственная зависимость от заработка как основного источника дохода, а также отсутствие доли во владении собственностью. После Второй мировой войны, когда доходы населения в Европе и Америке выросли, многие представители «синих воротничков» продвинулись в средний класс. Западные социологи считают, что по мере перехода индустриального общества к постиндустриальному удельный вес рабочего класса в традиционном понимании будет сокращаться, а значение среднего класса возрастать .
Западные авторы относят к рабочему классу лиц, занятых преимущественно ручным трудом в добывающей и обрабатывающей отраслях промышленности, предполагая, что в ближайшем будущем его ряды станут пополняться за счет малооплачиваемых, неквалифицированных и не организованных в профсоюзы работников сектора услуг, главным образом занятых в пищевой промышленности и в розничной торговле.
Внутри рабочего класса наблюдаются значительные различия, поэтому следует проводить границу между не, мало и высококвалифицированными рабочими, имеющими соответственную разницу в доходах. Общей чертой рабочего класса остается отсутствие собственности и зависимость от зарплаты. У рабочего класса ниже уровень жизни, чем у среднего класса, ограничен доступ к высшему образованию, он не участвует в принятии важных политических решений. После Второй мировой войны произошел значительный рост доходов рабочих, но во второй половине ХХ столетия важным фактором, повлиявшим на судьбу этого класса, явился переход от промышленной к сервисной экономике. Модернизация многих отраслей промышленности привела к тому, что в США и Британии определенная часть рабочих лишилась заработка, пополнила ряды частично занятых и безработных, влившись в ту социальную группу, которую зарубежные социологи называют андерклассом.
Некоторые исследователи относят рабочий класс к низшему классу, отождествляя эти понятия. В отдельных случаях такой подход оправдан, однако в большинстве случаев между этими общественными стратами необходимо проводить разграничение. В западном обществе низший класс живет у черты или за чертой бедности. Однако, по официальным данным, 32 млн. американцев, или 14%, в 1990 г. жили ниже официального уровня бедности, который составляет доход в 6024 долл. в год на одного человека, или 9435 долл. на одну семью. Следовательно, в число бедных попадала часть представителей рабочего класса. Другая его часть, наиболее квалифицированная, попадает в средний класс.
Низший класс имеет два слоя верхний и нижний. Верхний слой представлен главным образом средне и малоквалифицированными представителями рабочего класса. «Верхний низший класс», или верхний слой низшего класса, иногда называют так, но иногда так обозначают рабочий класс. Как правило, высококвалифицированных рабочих относят не к рабочему классу, а к среднему, но к нижней его страте, которую заполняют главным образом малоквалифицированные работники умственного труда служащие. Средний класс (с присущими ему слоями) зарубежные социологи всегда отличают от рабочего класса. Но и рабочий класс отличают от низшего, куда входят неработающие, безработные, бездомные, нищие и т.д. Возможен и иной вариант: рабочих не включают в средний класс, но различают два слоя в представленном отдельно рабочем классе .
В зарубежной социологической литературе можно встретить выражение о том, что рабочий класс в современном постиндустриальном обществе включает два слоя: нижний средний и верхнийнизший. Это означает, что рабочий класс выделяют в самостоятельное целое, забрав из среднего класса часть его нижнего слоя, а именно высококвалифицированных рабочих (и оставив на месте служащих и клерков), а из низшего класса его верхний слой, куда обычно входят средне и малоквалифицированные рабочие.
Оба подхода выделение рабочих в самостоятельный класс и разведение его по двум другим классам в равной мере правомочны. Социологи избирает один из них в соответствии с целями концептуального анализа или проведения эмпирического исследования.
В отечественной социологии, прежде всего в советский период, сформировалось следующее понимание рабочего класса и рабочих. Рабочие это люди, занятые преимущественно физическим трудом во всех сферах народного хозяйства. Рабочий в первую очередь вид занятия (но не профессия), во вторую социальный слой, отличающийся специфическим образом и стилем жизни, ценностными ориентациями и культурой. Рабочий как занятие, вид деятельности подразумевает тип занятий в промышленности, сельском хозяйстве, сфере услуг и т.д. В СССР рабочие подразделялись на работников низкой (12й разряды), средней (34й разряды) и высокой (56 разряды) квалификации. Такая же разрядная сетка принята и в других странах.
Рабочий класс Великобритании делится на три страты:
1) квалифицированные рабочие (водители автобусов, шахтеры и др.),
2) малоквалифицированные рабочие (кондукторы в автобусе, кладовщики и т.д.),
3) неквалифицированные рабочие (лаборанты, трубочисты, дворники и т.п.).
По характеру и содержанию труда рабочие относятся к сфере ручного, механизированного и автоматизированного производства. Высококвалифицированных рабочих часто называют «рабочей аристократией», причисляя ее к нижнему слою среднего класса специалистам.
Высококвалифицированных рабочих иногда называют специалистами. Но это не совсем правильно. Специалисты имеют высшее образование и включаются в средний слой среднего класса, а высококвалифицированные рабочие в нижний слой среднего класса. Они имеют среднее специальное образование (возможны иные варианты). Таких работников правильнее именовать мастерами своего дела, но не специалистами.
Над средним слоем специалистов возвышается страта профессионалов. Они заполняют верхнюю страту среднего класса и также, как специалисты, имеют высшее образование. Однако в отличие от специалистов, работающих в крупных организациях и обладающих статусом наемного работника, профессионалы трудятся самостоятельно (частная практика) и потому относятся к категории самозанятых. Таким образом, инженерэлектронщик, работающий на предприятии, это специалист, а врачдантист, имеющий частный кабинет, профессионал.
Выяснение различий между рабочими, специалистами и профессионалами необходимо для того, чтобы нагляднее представить, какая социальная дистанция пролегает между ними, и насколько различаются у них условия и образ жизни. Социальные различия особенно наглядно проступают при сравнении рабочих и профессионалов (см. табл. 1).
Таблица 1
Сравнительная характеристика профессионалов и рабочих
Рождение среднегодовая смертность детей неквалифицированных рабочих в 3 раза выше, чем у профессионалов.
Здоровье представители рабочего класса страдают серьезными заболеваниями в 3 раза чаще, чем представители среднего класса.
Семейная жизнь представители рабочего класса женятся в более юном возрасте, имеют большие семьи и чаще разводятся, чем представители среднего класса.
Домовладение 85% высшего класса имеют собственные дома, а среди неквалифицированных рабочих только 25%.
Доход чем выше та ступенька, на которой находится человек, тем выше его доход.
Образование представители среднего класса учатся лучше и в более престижных учреждениях; 60% закончили университет или политехнический институт.
Политика чем выше класс, тем выше вероятность голосования за консерваторов.
Смерть профессионал имеет вероятность прожить на 7 лет дольше рабочего. Представители рабочего класса имеют меньший средний вес при рождении, более высокий уровень смертности, медленнее созревают, менее здоровы, умирают в более раннем возрасте, чем представители высшего класса. Основные типы умственного расстройства и физических болезней, включая рак, диабет, пневмонию, болезни сердца, бронхит чаще находят у представителей социальных низов.

Итак, рабочий класс это совокупность работников преимущественно физического труда, занятых в сфере промышленности. По своему политикоправовому статусу рабочий класс представляет совокупность лиц формально свободного труда. Экономический статус членов рабочего класса лица наемного труда, не владеющие собственностью на продукт, средства и результаты труда. Организационный статус рядовые работники, индивидуальные контрибьютеры, подчиненные, не занимающие руководящих постов.
Рабочий класс считается социальной общностью, а не большой группой, стратой или статической категорией потому, что ему присущи следующие социальные критерии:
1) классовая идентификация отождествление себя с данной общностью;
2) классовая солидарность способность действовать как единое целое или осознавать себя таковым;
3) классовое сознание осознание единства своих политических и экономических интересов, а также социального положения (места и роли в обществе);
4) классовая организация (организованность) умение и готовность защищать свои интересы при помощи созданных самим рабочим классом профессиональных (профсоюз) и политических (рабочая, социалистическая, коммунистическая партии) организаций .

2. Сегментирование современного рабочего класса в России
За годы реформ произошло существенное сокращение рабочего класса. Общая потеря составила 13 миллионов человек, то есть четверть от общего количества. Но, несмотря на это, российский промышленный пролетариат составляет в настоящее время более 40% всего экономически активного населения. Исследование социальнопсихологической структуры современного рабочего класса производилось на примере промышленных предприятий деревообработки, металлообработки, машиностроения и пищевой и перерабатывающей индустрии Поволжского федерального округа в городах: Пенза, Ульяновск, Саратов, Самара и в городе Курске Центрального федерального округа. Такой выбор объекта исследования обусловлен тем, что промышленные предприятия постепенно выводятся в провинцию из крупных мегаполисов, таких как Москва, СанктПетербург.
В плане национальности российский рабочий класс имеет следующую структуру: 84,2% русские, 12% мордва, 0,8% татары, 4% прочие. Возраст:
18 20 лет 3,7%;
21 30 лет 31, 6%;
31 40 лет 22,7%;
41 50 лет 29,8%;
51 60 лет 10%;
свыше 60 лет 2,2%.
Таким образом, высказывания о старении российского пролетариата промышленных предприятий, о котором постоянно говорили ученые и публицисты со страниц, солидных научных и популярных журналов, не имеют под собой никакого основания.
Женщины составляют 27,2% рабочих на предприятиях деревообработки, металлообработки, машиностроения; 62,1 % на предприятиях пищевой и обрабатывающей промышленности. 31,3% промышленных рабочих имеют стаж работы на одном предприятии до одного года; 34,1% проработали на одном предприятии от года до трех лет; 34,6% свыше трех лет .
Идейные, моральные убеждения, психологические особенности современного промышленного пролетариата не едины, а зависят от социальнопсихологических групп. В российском рабочем классе можно выделить следующие группы:
1. Молодые специалисты, окончившие ПТУ, профессиональные лицеи и впервые принятые на работу.
2. Молодые люди, отслужившие в рядах Вооруженных сил срочную службу и уволенные в запас.
3. Молодые женщины, не имеющие рабочего стажа после средней школы или после декретного отпуска, или отпуска по уходу за ребенком.
4. Люди с высшим образованием, не нашедшие работу по полученной специальности в современных рыночных условиях.
5. Выходцы из среды сельскохозяйственного пролетариата, новые «беженцы из деревень».
6. Опытные рабочие высокой квалификации старшего возраста.
7. Рабочие, возвратившиеся из других сфер народного хозяйства.
8. Люмпенпролетариат, маргинальная прослойка рабочего класса.
Молодые специалисты, окончившие ПТУ, ТУ, профессиональные лицеи, самая неустойчивая группа промышленных рабочих в социальном плане. Как правило, им уже есть 18 лет, и подавляющее их большинство (юноши) должны уходить на службу в ряды Вооруженных сил Российской Федерации. Девушки направляются в основном на работу на предприятия легкой и пищевой промышленности. Большинство девушек очень рано выходят замуж и готовятся к уходу в декретный отпуск. Другие представители этой социальнопсихологической группы готовятся продолжить свое образование в вузах и техникумах .
Что касается моральнопсихологических качеств этой группы промышленного персонала, то следует отметить крайний инфантилизм, социальную, психологическую незрелость. Истоки этого можно видеть в особенностях формирования контингента профессиональных училищ. Обычно в них учатся дети из неполных, социально неблагополучных семей, с низким уровнем умственного, физического, психологического и социального развития. То есть основной источник формирования российского рабочего класса изначально имеет нездоровую, неблагополучную основу. Не обладая достаточным уровнем квалификации и профессионализма, они имеют высокий уровень претензий к заработной плате, к условиям труда. Они хотят иметь достаточно высокий заработок, но многие не готовы прикладывать к этому требуемые усилия.
Молодые мужчины, отслужившие срочную службу в рядах Вооруженных сил, являются той социальнопсихологической группой, которая служит в настоящее время наиболее важным источником формирования рабочего класса. Молодые люди, получившие богатый жизненный опыт, опыт совместного существования с представителями других национальностей, вероисповеданий, культур, различных менталитетов, уже реально представляют, что они хотят и на что имеют право претендовать . Эта группа является наиболее многочисленной среди рабочих, имеющих стаж работы на одном предприятии меньше одного года (36,4%). Но они не едины по своей сути как социальнопсихологическое образование. В этой группе развиваются тенденции, согласно которым они будут проникать в другие социальнопсихологические группы: одни стараются получить высшее образование, они учатся заочно в вузах, стараются получить социально более престижную профессию; другие стараются овладеть своей профессией, своей специальностью в полном объеме, чтобы стать в будущем опытными рабочими, мастерами своего дела; представители третьей подгруппы, овладевая знаниями, мастерством, профессионализмом, стараются получить со временем экономическую самостоятельность, работая у физических и юридических лиц по подрядным договорам на строительстве и ремонте домов, дач, квартир, гаражей. Эта подгруппа является наиболее социально мобильной, экономически активной и наиболее здоровой в социальнопсихологическом плане частью населения России.
Представители экономически свободного, не связанного долгое время с одним работодателем рабочего класса будут доминирующей социальной группой в постиндустриальном обществе России. Остальные представители социальнопсихологической группы «молодые люди, отслужившие срочную службу в Вооруженных силах» имеют устойчивую тенденцию к социальной и экономической деградации и превращаются со временем в маргинальную прослойку общества, которая превращается потом в underclass.
Таким образом, представители этой социальнопсихологической группы не имеют четких и однозначных моральных характеристик. Их моральнонравственные черты зависит от тенденций их личностного и социального развития. Если представители первой подгруппы трудолюбивы, вежливы, осторожны, психологически мобильны, то представители подгруппы, развивающейся в маргинальном направлении, психологически неустойчивы, не уверены в себе, в своих силах, имеют очень низкие интеллектуальные характеристики, криминальное мышление, «готтентотскую мораль» (хорошо, когда бью я, плохо, когда бьют меня).
Молодые люди, которые видят свое будущее в рамках рабочей профессии, трудолюбивы, любознательны, часто имеют увлечение помимо работы (шахматы, шашки, коллекционирование марок, значков, чтение, рыбалка), самолюбивы, гордятся своим профессионализмом, знают себе цену. В других людях уважают честность, порядочность, профессионализм.
Женщины, не имеющие рабочего стажа и образования после средней школы или отпуска по уходу за ребенком. Их основной социальнопсихологической характеристикой является крайняя несамостоятельность, инфантилизм. Они приходят, как правило, устраиваться на работу в сопровождении своих подруг, родителей, мужей, не имеют четких профессиональных интересов, увлечений, имеют низкий уровень интеллектуального развития и низкий уровень социальных претензий. Они трудолюбивы, видят свою жизненную цель в своей семье, своих детях, работу оценивают по размеру заработной платы и социальнопсихологическому климату в микрогруппе (смена, бригада).
Люди с высшим образованием, не нашедшие работу по полученной специальности в современных рыночных условиях.
В настоящее время эта группа имеет тенденцию к росту. Она растет за счет специалистов, потерявших работу по специальности в результате закрытия промышленных предприятий, за счет сокращения рабочих мест в других секторах экономики, за счет выпускников вузов. Особенно пугающей является тенденция к увеличению этой социальнопсихологической группы заснет выпускников коммерческих высших учебных заведений по специальностям: «экономика», «управление предприятием», «юриспруденция», «финансы и кредит». Об их экономической невостребованности на рынке труда не раз рассуждалось со страниц печати и электронных СМИ. Невозможность найти работу по специальности приводит их в ряды рабочего класса. Большинство этих представителей является мужчинами 25 28 лет, женщинами 35 45 лет. Молодые женщины 23 28 лет являются в основном выпускниками коммерческих учебных заведений. Как правило, рабочие, принадлежащие этой группе, дисциплинированны, трудолюбивы, обладают низкой самооценкой, не верят в свои силы, обладают среднеразвитым интеллектом. В том случае, если представители этой группы долгое время работают на одном предприятии, то они получают часто возможности профессионального роста (мастер, цеховой экономист, нормировщик). Обычно представители этой социальнопсихологической группы очень охотно соглашаются на этот карьерный рост в отличие от старых опытных рабочих, которые не хотят терять в заработке и относительной свободе распоряжаться своим временем .


3. «Беженцы из деревень» и социальные маргиналы
В последнее время социальное, экономическое положение современной российской деревни можно с полным правом назвать катастрофическим. Высокий уровень безработицы. Повальный алкоголизм, воровство, социальный паразитизм, низкий уровень доходов, нищета, невозможность дать своим детям хорошее образование и воспитание вот это далеко не полный перечень проблем современной деревни в Российской Федерации. Поэтому становится очевидно, что наиболее жизнеспособные, экономически и социально мобильные жители российских деревень пытаются найти применение своим силам на промышленных предприятиях города. Современных «беженцев из деревень» можно разделить на две подгруппы:
? жители ближайших от города сельских районов, работающие на промышленных предприятиях, но продолжающие жить в сельской местности;
? жители удаленных от города сельских районов, работающие на промышленных предприятиях и проживающие в городах.
Большинство представителей первой подгруппы работают на промышленных предприятиях, находящихся на окраине промышленных центров. Они не оставляют исконно крестьянских занятий, держат большое приусадебное хозяйство, реализуют продукцию прямо на рабочем месте среди своих коллег. Их очень устраивает посменный график работы. Во время важнейших сельскохозяйственных работ (сев, сбор урожая, сенокос) они оформляют очередные отпуска без сохранения заработной платы, некоторым удается покупать листки нетрудоспособности у нечистых на руку врачей в сельских поликлиниках. Таким образом, эта социальнопсихологическая группа имеет сложное, многоаспектное мировоззрение, совмещающее черты натурального, традиционного общества и индустриального социума. Это составляет отдельную проблему и ждет самостоятельного исследования. Стоит признать, что такой образ жизни, смешанное мировоззрение не дают никакой возможности выходцам из деревень стать профессионалами в своем деле, мешают им в полной мере овладеть профессией. Они, как правило, не выполняют высококвалифицированных операций, велика доля их участия в низкоквалифицированном труде (58,2%): подсобные рабочие, грузчики, уборщики, дворники, станочники на простейшем оборудовании.
Эта социальнопсихологическая группа отличается от всех других высокой текучестью, сезонным характером профессиональных интересов. С середины апреля начинается серьезный отток представителей этой подгруппы, а с начала октября они вновь осаждают отделы кадров промышленных предприятий в поисках рабочих мест.
Представители второй подгруппы имеют возможность стать типичными представителями рабочего класса. Они прибывают из отдаленных деревень, селятся в городах (общежития, съемные квартиры), устраиваются на работу учениками, проходят все этапы социализации и профессионализации, характерные для промышленного пролетариата, и могут со временем стать высококвалифицированными специалистами. По своим моральнопсихологическим качествам они трудолюбивы, скромны, часто испытывают психологические комплексы и психологический дискомфорт в общении со своими коллегами из города, всячески стараются скрыть свои деревенские корни. Представители среднего и старшего поколения «новых беженцев из деревень» обладают стойкими моральнопсихологическими принципами, в них сильна здоровая деревенская закваска, традиционная русская сельскохозяйственная культура; они приветливы, вежливы, доброжелательны в общении с людьми. Этого нельзя сказать о молодом поколении переселенцев из деревень. Потеряв раз и навсегда традиционную сельскую культуру, они не могут в полной мере прибрести культуру городскую, индустриальную. Поэтому многие представители этой социальнопсихологической группы имеют стойкую тенденцию к маргинализации и к переходу в деклассированные слои общества. Эти люди имеют крайне низкий уровень социальных претензий, низкое образование, квалификацию, грубы в общении, в свое свободное время они предпочитают потреблять спиртные напитки, свысока относятся к своим односельчанам и родственникам, живущим в деревнях.
Следует признать тот факт, что представителей социальнопсихологической группы «беженцы из деревень» объединяет факт повышения их социального статуса в отличие от группы «выпускники вузов, люди с высшим образованием», которые при переходе их в ряды промышленного пролетариата существенно теряют в плане социального престижа.
Опытные рабочие старшего возраста, имеющие большой опыт и стаж работы, могущие выполнять самые сложные высококвалифицированные операции. Как правило, это мужчины 48 55 лет (89,7%) со средним специальным образованием. В настоящее время они составляют основу, наиболее здоровую часть рабочего класса. Они являются в большинстве случаев наставниками, мастерами профессионального обучения. Они трудолюбивы, молчаливы, спокойны, знают себе цену, имеют средний уровень социальных претензий, часто обижены на государство, на рыночные реформы, которые, по их мнению, разрушили современную промышленность, разорили население, существенно понизили социальный престиж рабочей профессии, разрушили современный рабочий класс. Старые опытные рабочие, в отличие практически от всех других социальнопсихологических групп пролетариата, имеют увлечения помимо работы (72,8%): коллекционирование марок, значков, шахматы, шашки, собирание домашней библиотеки, чтение книг.
Они являются наиболее развитой в интеллектуальном плане частью современного российского рабочего класса, ведут трезвый образ жизни. Основная проблема заключается в том, что эта социальнопсихологическая группа довольнотаки слабо представлена на современных промышленных предприятиях (13,6%). Они не имеют достаточного авторитета как в обществе в целом, так и в производственных коллективах ввиду того, что они не особенно преуспели в жизни в плане получения материальных благ, в плане социального престижа, так как они имеют профессиональные заболевания, много и тяжело работали. Изза этого те положительные моральнопсихологические качества, которыми они обладают, имеют крайне слабую тенденцию к распространению в коллективах промышленных предприятий.
Социальнопсихологическая группа маргиналов имеет стойкую тенденцию к росту и расширению. Представители маргиналов рекрутируются из всех социальнопсихологических групп промышленного пролетариата, исключая группу опытных рабочих старшего возраста. Они не имеют четко выраженной возрастной характеристики, не имеют четкого деления в плане полученного образования. Среди социальных маргиналов встречаются люди со средним, средним специальным, средним техническим, высшим образованием. Большинство их мужчины (74,3%). Их объединяет стиль жизни, особая культура бедности, которые получили в американской социологии название underclassа. Основные моральнопсихологические характеристики: неверие в свои силы, убеждение в безысходности своего положения, крайне низкий уровень социальных претензий, алкоголизм, наркомания, моральная деградация, нежелание понять других людей и, что самое интересное, почти полное безразличие к противоположному полу у мужчин и половая распущенность у женщин. Большинство их не может проработать на одном предприятии и одного года. По большому счету работать они не желают. Предпочитают существовать на мизерное пособие по безработице. Чтобы получить отказ в приеме на работу в период обязательного поиска работы через службы занятости и сохранить за собой пособие по безработице, представители этой социальнопсихологической группы приходят на предприятия в состоянии алкогольного опьянения. Большинство их не связано семейными узами (холостые, незамужние, разведенные). Наиболее молодая и благополучная в социальном плане группа маргиналов проживает со своими родителями. Никто из них не имеет увлечения помимо работы. Большинство из них имеет криминальное сознание, подражают привычкам преступного мира. Некоторые из них пытаются перенести законы криминального мира в коллективы промышленных предприятий.

4. Динамика рабочего класса в России
Обратимся к промышленному рабочему классу. О его динамике также можно получить представление из официального издания Госкомстата. Максимальная численность промышленных рабочих в Российской Федерации была в конце 80х годов почти 19 млн. человек. К 1991 г. она снизилась до 16,37 млн. Объяснение этому надо искать не в автоматизации производства и других благах научнотехнического прогресса. Оно в насаждении буржуазных форм в советскую экономику на втором этапе перестройки (19881991 гг.). За эти годы в РСФСР численность лиц, занятых индивидуальной трудовой деятельностью, выросла вдвое и приблизилась к полумиллиону человек. Численность работающих в «новых кооперативах» в 1991 г. достигла в республике 3,5 млн. человек (включая совместителей). Численность же промышленных рабочих сократилась более чем на 6 млн. человек, и сейчас к промышленному рабочему классу можно отнести примерно 10 млн. человек. Это третья часть всех наемных трудящихся России, занятых преимущественно физическим исполнительским трудом. Для сравнения стоит отметить, что в 1990 г. на промышленных рабочих приходилось 37,75% всего рабочего класса. Удивляться снижению его доли не приходится: разруха в промышленности, ставшая результатом внедрения в России рыночной экономики, по промышленности ударила более мощно, чем по транспорту, связи, жилищнокоммунальному хозяйству и т.д.

Вывод этот подтверждает и государственная статистика. К 2006 г. объем промышленного производства в России составлял 49,94% от уровня 1990 г. (для бывших союзных республик, ныне независимых государств, это общая проблема, хотя процесс идет крайне неравномерно. В других отраслях экономики спад несколько меньше. Да и итоговые показатели несколько выше. Объем грузооборота транспорта общего пользования, например, к началу 2006 г. был равен 56,4% от показателей 1990 г. Объем пассажирского транспорта за тот же период упал до 54,61%). Показатели этих отраслей экономики плачевны, но на их фоне промышленность пострадала от либеральных псевдореформ еще больше. Даже в строительстве (напомню, что инвестиции в основной капитал, обеспечивающие строительномонтажные работы, за 10 лет реставрации сжались в 4,5 раза!) объемы работ к 2006 г. составляли примерно 52% от уровня 1990 г.
Достаточно убедительное представление о масштабах потерь, понесенных рабочим классом от навязывания новых отношений в стране, дает статистика изменений занятого населения в основных отраслях экономики (см. табл. 2). Данные показывают, что сокращение численности занятых в разных сферах хозяйства происходит неравномерно, и более всего в проводимой реструктуризации страдают рабочие ведущих отраслей. Итак, численность рабочего класса в России сократилась в 90е годы примерно на 13 млн. человек или в 1,4 раза. Что касается промышленного рабочего класса, то он ужался за это время на 7 млн. человек.
Если учесть, что объем промышленной продукции за последнее десятилетие XX века сократился более чем вдвое, то можно без сомнения утверждать, что производительность труда значительно снизилась. По промышленности в целом этот критерий упадка достигает как минимум 25%, на транспорте 4050% и т.д. Деструктивные процессы в экономике России являются убедительным подтверждением регрессивного характера протекающих в стране процессов.
Снижение производительности труда, однако, не означает, что рабочий стал трудиться ленивее. Наоборот, его трудозатраты могли даже возрасти. Снизано это скорее с упадком энерго и техновооруженности промышленного производства в современной России. Прямых данных об этом статорганы не публикуют, воспользуемся косвенными данными Госкомстата. Степень износа основных фондов в конце 90х годов достигла примерно 52% в целом по промышленности, а в химии и нефтехимии она превысила уже 60%. Если в 1990 г. коэффициент обновления основных фондов в промышленности составлял 6,9, то в 2005 г. 1,1, то есть ухудшился в шесть (!) раз.
За девять лет средний возраст промышленного производственного оборудования вырос на 7,12 года. Если в 1990 г. только 15% оборудования во всех отраслях промышленности имели более чем 20летний «стаж» работы, то теперь таких «ветеранов» 35% всего аппаратного парка. В таких условиях падение производительности труда сдерживается только за счет роста трудозатрат рабочего класса, за счет его эксплуатации.
Характер воздействия деиндустриализации народного хозяйства на рабочий класс крайне противоречив. С одной стороны, последний в немалой степени компенсирует разрушительное влияние этого процесса, с другой — от деградации материальнотехнической базы сам подвергается разрушению.
Большую тревогу вызывают тенденции, связанные с изменением качественных параметров рабочего класса. Статистический ежегодник дает предельно лукавую информацию об изменении квалификационной структуры рабочей силы (и рабочего класса, в частности), сообщая данные только за 19972005 гг. Но даже из них следует, что численность «рабочих металлообрабатывающей и машиностроительной промышленности», «водителей и машинистов подвижного оборудования», «операторов, аппаратчиков, машинистов и слесарейсборщиков стационарного оборудования» продолжает сокращаться (по другим профессиональноквалификационным группам восстановлены показатели численности рабочих, которые были до дефолта ). Одновременно заметно выросла по сравнению с 2003 г. численность неквалифицированных рабочих, имеющих «профессии, общие для всех отраслей экономики».
Куда более полное представление о тенденциях, характеризующих изменение квалификации рабочего класса, дает изменение характера производимой продукции. Когда рабочий шестого (высшего) разряда после многолетнего участия в монтаже синхрофазотрона переведен на «сборку» кухонных кастрюль, то его квалификация постепенно утрачивается. Между тем в российской промышленности последних лет картина именно такая. Обратимся к одной из таблиц справочника «Производство основных видов продукции машиностроения». В ней около 50 видов важнейших изделий. Ни но одному из них не достигнуты показатели 1990 г. Особенно катастрофически пало производство наукоемкой продукции. Даже изготовление часов сократилось вдесятеро.
Статистический справочник сообщает профессиональную принадлежность нынешних безработных. Больше всего среди них « 'квалифицированных рабочих» (выделено мной. В.Т.) крупных и мелких промышленных предприятий, художественных промыслов, строительства, транспорта, геологии и разведки недр 1 млн. 791 тыс. человек. Если к ним прибавить безработных операторов, аппаратчиков, машинистов машин и слесарейсборщиков, то проводимый курс делает «лишними людьми» примерно 3 млн. квалифицированных рабочих. Эта цифра мало изменилась по сравнению и с катастрофическим 1997м и дефолтовским 1998 гг. За ними не только экономический упадок, но и деградация рабочей силы, что особенно опасно.
К деградации рабочего класса ведут и другие факторы. По данным Госкомстата средняя месячная заработная плата промышленнопроизводственного персонала в 1990 г. была равна 311 рублям. Примем ее за зарплату промышленного рабочего. О цене тех 311 рублей убедительно свидетельствуют данные авторов печально знаменитой программы «500 дней» С. Шаталина, Г. Явлинского, Б. Федорова, Е. Ясина и других. Они описали минимальный потребительский бюджет мужчины трудоспособного возраста. В нем наличествовало годовое потребление 54,8 кг мяса и мясопродуктом, 21 кг рыбопродуктов, более 184,3 литров молока (без учета сметаны, творога, сыра и других молокопродуктов), 183 яиц и т.д. В сумме этот минимальный расчет включал продукты питания 75 наименований. Предусматривались в нем и расходы на общественное питание. Авторы этих расчетов посчитали, что трудоспособный мужчина образца 1990 г. ежемесячно тратил на качественное, соответствующее медицинским нормам питание 36,9% своей месячной зарплаты. Еще четверть зарплаты предназначалась на одежду, белье и обувь (каждые два года новые полуботинки на полиуретане, кожаные туфли, летняя обувь; не забыты пижамы, галстуки, меховые шапки, зонт, кеды и т.д. и т.н.); 13% на мебель, посуду и культтовары. Не забыты театр и кино, табак и взносы, жилище и коммунальные услуги... И это около половины средней зарплаты работника промышленности. А поскольку как минимум 90% вторых членов семьи тоже работали, то растить двоих детей было в общемто совсем не накладно.
Заметим, что в ряде отраслей зарплата выше приведенных уже средних величин — в топливной промышленности в 2,24 раза, в цветной металлургии в 2,15. Но в промышленности строительных материалов, текстильной, швейной, кожевенной, меховой и обувной отраслях она не дотягивает и до официального прожиточного минимума. 36% всего промышленнопроизводственного персонала занято в машиностроении и металлообработке, и зарплата их составляет только три четверти от средней по промышленности.
Фактически это диктатура голода, которая сплошь и рядом приводит к деформации мировидения рабочего. Проблема выживания вытесняет из его сознания все остальное, и это одна из важнейших причин, почему в рабочем классе до сих пор не сложились ни классовая солидарность, ни осознание своих особых интересов.
Одна из существенных характеристик класса его способность защищать свои интересы. 90е годы убеждают, что забастовка осталась в числе важных средств протеста трудящихся против эксплуатации. За десять лет они прошли на 61653 предприятиях и организациях, общее количество их участников составило 4 млн. 444 тыс.
Если в 1990 г. забастовки проходили на 260 предприятиях и вовлечено в них было около 100 тысяч человек, то в 1991 г. под протестными лозунгами работа прекращалась на 1755 предприятиях и организациях, в акциях участвовало 237,7 тысячи человек, количество потерянного времени в среднем на одно бастовавшее предприятие 1319 человекодней. Эти внушительные цифры и возьмем за точку отсчета.
Резкий рост числа забастовок в 9192 годах можно объяснить протестами против шокотерапии. Их спад в 1993 г. связан скорее со страхом, посеянным, прежде всего, расстрелом Дома Советов России. Однако стачки 9394 годов были особенными своей массовостью. В среднем в каждом протестовавшем коллективе в них участвовало до 450 работников. Никогда позже такой показатель уже не повторялся. В 19951999 гг. забастовки вошли в повседневность, почти ежегодно в них участвовало полмиллиона человек, а их пик пришелся на 1997 г. В 2000 г. бастовало, по данным Госкомстата (профсоюзы дают более высокие цифры), только 48 предприятий и организаций, из них 47 учительских коллективов. Все аналитики сходятся на том, что вновь воскресла вера в «хорошего царя», одно из самых ярко выраженных проявлений отсутствия классовой оценки.
Итак, в XXI век промышленные рабочие России вступили не слишком радивыми учениками своих учителей, давших им уроки стачечной борьбы. Откликом на столь ненормальное положение стали утверждения об исчезновении с социального поля отечественного рабочего класса. Это один из способов навязать ему пассивность, безразличие и покорность. В этой ситуации как никогда необходим честный анализ противоречий его общественнополитического поведения.
Надо признать, что забастовки 90х годов у нас, как правило, не заканчивались победой протестующих (возможно, единственное зримое исключение «рельсовая война» угольщиков). Частичные уступки новых хозяев носят, как правило, временный характер, представители господствующего класса при первой же возможности не только возвращают ситуацию на круги своя, но и стремятся усилить эксплуатацию. Главная причина, думается, в несформировавшемся до сих пор чувстве локтя, в отсутствии классовой солидарности. Трудно припомнить (да и была ли?) хоть одну стачку протеста против сокращения рабочих соседнего завода, соседней отрасли. Наоборот, безработица превратилась в тот кляп, который суют в рот рабочему, еще когда он только собирается раскрыть его для протеста. Если еще в 1993—1995 гг. до 40% регистрировавшихся на биржах труда работников увольнялось «по собственному желанию», то с 2002 г. таковых только пятая часть. Доминирующим фактором пополнения армии безработных становится увольнение по инициативе администрации (под разными предлогами).
Формирование солидарности зависит как от объективных обстоятельств, так и от субъективных факторов. Статистика дает основание утверждать, что объективные условия для формирования солидарного поведения рабочих остаются достаточно благоприятными. И дело не только в растущем за последние годы удельном весе работников, занятых во вредных и опасных условиях труда (в частности, медленно, но верно растет доля занятых тяжелым физическим трудом). Сохраняется достаточно высокая концентрация рабочего класса в основных отраслях промышленности. Здесь будет уместно одно сравнение. До Великой Октябрьской социалистической революции крупными промышленными предприятиями считались те, на которых трудились 500 и более человек. На них было сосредоточено 56,6% рабочих, то есть чуть более 2 млн. пролетариев. Сегодня в среднем каждое предприятие государственного сектора в машиностроении и металлообработке, топливной, химической и нефтехимической промышленности по этой классификации относится к числу крупных. А есть еще частные предприятиягиганты и в черной, и цветной металлургии, и в промышленности стройматериалов, и в тех же машиностроении и нефтедобыче. И заняты на них не менее 5 млн. человек, а 251 предприятие производит 16,8% общего объема производства.
Однако ни высокая численность рабочего класса, ни его концентрация на предприятиях, как и другие объективные условия, автоматически не приводят к превращению «класса в себе» в «класс для себя». А в таком превращении заинтересованы не только сами наемные работники. Активность рабочего класса в борьбе за собственные интересы и результативность этой борьбы неизбежно способствовали бы повышению социального благополучия и наемных работников умственного труда. Более того, это был бы надежный инструмент ослабления криминальности того капитализма, который устанавливается сейчас в России .


Заключение
Таким образом, из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы. Замечания и сожаления многих современных социологов, принимающих участие в дискуссии о месте и роли российского рабочего класса в современном обществе, не имеют достаточных оснований. Утверждение о том, что современный пролетариат теряет свои позиции в социальном пространстве России, имеет следующие причины:
1) переход от индустриального к информационному обществу;
2) социальнопсихологическая и социальноэкономическая неоднородность рабочего класса, в силу которой ему невозможно сохранять свою былую монолитность, свою авангардную позицию в индустриальном обществе;
3) моральная, психологическая деградация промышленного пролетариата.
Наиболее важным и нужным обществу сегментом промышленного пролетариата является социальнопсихологическая группа «опытные профессионалы старшего возраста». Они являются основой большинства промышленных предприятий. К сожалению, численность этой группы постоянно сокращается и слабо влияет на моральнопсихологический климат предприятий, слабо влияет на развитие молодых рабочих. Представители более молодого поколения рабочего класса предпочитают уходить из промышленности в другие отрасли экономики (обслуживание, торговля, посредничество), что более характерно информационному обществу. Увеличивается количество тоproвоконторского пролетариата. Эта тенденция развивается. Количество сельскохозяйственного и промышленного пролетариата постоянно сокращается. На сокращение количества промышленного пролетариата влияет вывод промышленных предприятий из крупных городовмегаполисов (Москва, СанктПетербург) в города российской провинции. Таким образом, теряются традиции рабочего класса, уходит преемственность его формирования. Слабая профессиональная подготовка, низкая квалификация рабочих из провинции приводят к маргинализации и люмпенизации современного российского рабочего класса. Наличие семи социальнопсихологических групп промышленных рабочих лишают рабочий класс монолитности, единства. Этот факт превращает его из передового класса индустриального общества в профессиональную страту, не играющую какуюнибудь важную роль в современном социуме. Изза этого он становится политически слабой силой, пешкой в игре правящих политической и бизнес элит.
Но все эти факторы являются причинами, а не следствиями. Основная причина ослабления, маргинализации рабочего класса состоит в переходе от индустриального к постиндустриальному обществу, где основными критериями богатства и успеха являются наука, знание, информация. Коллективный способ производства становится индивидуальным. Наличие больших, хорошо организованных промышленных коллективов становится необязательным. Наличие большого количества люмпенизированных элементов делает невозможным их активное использование в системе общественного производства, что тоже приводит к экономической невостребованности почти 2/3 населения России. В будущем, через 1015 лет, на одного экономически активного работника будет приходиться не только по одному пенсионеру, но и по три люмпена, работающих от случая к случаю, которых он будет вынужден содержать в обмен на свое социальноэкономическое благосостояние и политический мир в обществе.
130




Тэги: сущность понятия «рабочий класс», сегментирование современного рабочего класса в россии, «беженцы из деревень» и социальные маргиналы, динамика рабочего класса в россии



x

Уважаемый посетитель сайта!

Огромная просьба - все работы, опубликованные на сайте, использовать только в личных целях. Размещать материалы с этого сайта на других сайтах запрещено. База данных коллекции рефератов защищена международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Эта и другие работы, размещенные на сайте allinfobest.biz доступны для скачивания абсолютно бесплатно. Также будем благодарны за пополнение коллекции вашими работами.

В целях борьбы с ботами каждая работа заархивирована в rar архив. Пароль к архиву указан ниже. Благодарим за понимание.

Пароль к архиву: 4S3577

Я согласен с условиями использования сайта