Уважаемый посетитель сайта! На нашем сайте вы можете скачать без регистрации книги, тесты, курсовые работы, рефераты, дипломы бесплатно!

Авторизация на сайте

Забыли пароль?
Регистрация нового пользователя

Наименование предмета

Яндекс.Метрика
Введение 3
1. Биография 4
2. Понятие марксистской социологии 6
3. Диалектический материализм и социология 10
4. Социология классов и классовой борьбы 14
5. Социология революции 16
Заключение 19
Список использованной литературы 21

Введение
Наряду с социологическими учениями О. Канта, Г. Спенсера, Э. Дюркгейма и М. Вебера, других социологов широкое распространение во второй половине XIX и в XX в. получила социология марксизма. Устами своих основоположников Карла Маркса и Фридриха Энгельса она заяви-ла о себе как о научном истолковании исторического процесса, базирую-щемся на объективных данных исторической, экономической, социологи-ческой и других науках. Разработанное К. Марксом и Ф. Энгельсом мате-риалистическое понимание истории было продолжено в своем развитии Г.В. Плехановым, В.И. Лениным, А. Лабриолой и другими видными пред-ставителями марксизма XX века.
Бесспорно, Карл Маркс - одна из самых величественных и трагиче-ских фигур в новейшей истории. По признанию и сторонников, и против-ников, он был гениальным мыслителем, оказавшим наиболее мощное вли-яние на судьбы человечества в XX веке. Вряд ли кто из великих деятелей новейшей эпохи удостаивался таких почестей, граничащих с обожествле-нием, и вряд ли кто подвергался такому глумлению и проклятиям, особен-но в последние годы, и особенно в той стране, где он так долго был бес-спорным авторитетом и объектом всеобщего поклонения. Мы так долго верили в правильность учения Маркса, что потом решительно стали обви-нять его в наших ошибках и промахах, пытаясь возложить на него вину за неудачи в строительстве нового общества.
В советской литературе не сложилось мнения об основоположниках марксизма как о социологах. И даже обстоятельный словарь "Современ-ная западная социология" не упоминает ни того, ни другого в числе своих персоналий. Между тем влияние их на формирование классической социо-логии считается общепризнанным.

Биография
Карл Маркс родился 5 мая 1818 г. в немецком городе Трире в семье адвоката, воспитывался в культурной, доброжелательной среде. Он полу-чил юридическое образование сначала в Боннском, а затем в Берлинском университетах. Вся его жизнь и жизнь близких ему людей была подчинена научному творчеству и революционно-практической деятельности.
По окончании университета Маркс переселился в Бонн, рассчитывая стать профессором. Но реакционная политика правительства, которое в 1832 г. лишило кафедры Людвига Фейербаха и в 1836 г. снова отказалось пустить его в университет, а в 1841 г. отняло право читать лекции в Бонне у молодого профессора Бруно Бауэра, заставила Маркса отказаться от ученой карьеры.
В 1843 г. Маркс женился на баронессе Женни фон Вестфален. Стал журналистом. В поисках постоянной работы в 1843 г. переехал в Париж. Там он вошел в круг радикальных эмигрантов, стал социалистом. В Па-риже он встретился с отпрыском богатой семьи фабрикантов-текстильщиков Фридрихом Энгельсом, с которым у него на всю жизнь со-хранились близкая дружба и сотрудничество. Они вдвоем приняли самое горячее участие в тогдашней кипучей жизни революционных групп Пари-жа и выработали, резко борясь с различными учениями мелкобуржуазно-го социализма, теорию и тактику революционного пролетарского социа-лизма или коммунизма (марксизма). В 1845 г. по настоянию прусского правительства его выслали из Парижа, и он переехал в Брюссель. В 1848 г., после начала французской революции, бельгийское правительство аре-стовало и выслало его. Маркс вернулся в Париж, где сформировал новый ЦК Союза Коммунистов. В апреле того же года Маркс и Энгельс отправи-лись в Кёльн, где Маркс был главным редактором "Новой рейнской газе-ты". В мае 1849 года прусское правительство закрыло газету и выслало Маркса. Он вернулся в Париж, оттуда в августе 1849 г. вынужден был пе-реехать Лондон.
Условия эмигрантской жизни, особенно наглядно вскрытые пере-пиской Маркса с Энгельсом (изд. в 1913 г.), были крайне тяжелы. В лон-донский период жизни К. Маркс пишет в числе многих произведений и “Капитал”, который рассматривал как труд всей своей жизни. С 1851 г. и в течение десяти лет К. Маркс является сотрудником газеты «Нью-Йорк дейли трибюн», но из-за финансовых трудностей на протяжении 1852—1857 гг. вынужден в основном заниматься журналистикой ради заработка, что почти не оставляло времени для продолжения экономических исследо-ваний. Правда, несмотря на это, ему удается подготовить работу “К кри-тике политической экономии”, и при содействии Ф. Лассаля, уговорившего одного из берлинских издателей принять ее, в 1859 г. она была опублико-вана.
Однако в 1862 г. разрыв с Ф. Лассалем, прекращение с началом гражданской войны в США сотрудничества в “Нью-Йорк дейли трибюн” вызвали значительные финансовые затруднения, затянувшиеся до 1869 г., когда друг и соратник Ф. Энгельс решил эту проблему, обеспечив К. Маркса ежегодной рентой. Именно в этот период, ценою неимоверных усилий и будучи нездоровым, в 1867 г. он окончательно отредактировал и в том же году в Гамбурге издал I том “Капитала”.
При жизни К. Марксу так и не удалось завершить II и III тома “Капи-тала”. Еще в ноябре 1878 г. в письме Н. Даниельсону он писал, что к концу 1879 г. подготовит к печати 2ой том “Капитала”, но 10 апреля 1879 г. со-общал ему же, что этот том опубликует не ранее, чем изучит развитие и завершение кризиса английской промышленности.
К. Маркса не стало 14 марта 1883 г. Весь труд по сбору и подготов-ке к публикации II, который вышел в свет в 1885 г. и III (издан в 1894 г.) томов “Капитала” взял на себя Энгельс. По-видимому, в самом деле, до-вольно трудно установить, какая часть приходится на долю Энгельса в произведениях Маркса, но, очевидно, она немаловажная. Но что касается “Капитала”, несомненно, и другое: эти тома— посмертные. Их содержание было извлечено Энгельсом из рукописей Маркса, далеко не законченных.
Понятие марксистской социологии
В настоящее время социология марксизма подвергается основатель-ной и порой справедливой критике. Но как бы к ней ни относиться, она яв-ляется одним из течений современной социологической мысли и имеет сво-их сторонников во многих странах мира.
Социология марксизма — это теория социального развития обще-ства, созданная К. Марксом и Ф. Энгельсом в середине — второй поло-вине XIX века. Ее место и роль в истории социологической мысли опреде-ляются тем, что функционирование общества, сознание и поведение живу-щих в нем людей анализируются, прежде всего, через призму материаль-ных условий их жизни, через противоречия и конфликты в реально суще-ствующем способе производства . Это, прежде всего материалистическое понимание истории, выработанное на основе исследования реального со-держания исторического процесса, его объективных закономерностей.
Следует, прежде всего, отметить две принципиальные концепции.
1. Идеи рассматриваются в контексте социокультурных ценностей того времени и пространства, где и когда они жили. Поэтому неправомер-но отождествлять их воззрения с ленинизмом, сталинизмом, троцкизмом, маоизмом и т.д., где используются авторитет и отдельно взятые идеи марк-сизма как средство привести в жизнь политические идеи самого разного толка. Словом, есть социология марксизма и множество постмарксистских течений, школ, которые называются марксистскими.
2. Маркс и Энгельс одними из первых стали использовать эмпириче-ские социологические исследования в своих теоретических работах — “Анкета для рабочих”, “Положение рабочего класса в Англии” и др.
На становление социологии марксизма в той или иной степени оказа-ли влияние диалектика Гегеля, а также политико-экономические и социоло-гические воззрения таких мыслителей предшествующего периода, как А. Смит, Д. Рикардо, К.А. Сен-Симон и др. Созданное диалектико-материалистическое понимание истории дает свое объяснение материали-стических основ жизни общества, характера взаимодействия его основных сторон, объективной направленности его развития и роли сознательной деятельности людей в историческом процессе.
Марксистская социология остается одной из наиболее влиятельных в настоящее время. Она противостоит многим классическим и современным социологическим теориям. Исторический материализм привел к появле-нию множества различных объяснительных версий исторического процес-са, к формированию значительной совокупности достаточно плодотвор-ных исследовательских программ. Многие из них демонстрируют всевоз-растающие возможности в понимании социальных феноменов. В своей претензии описывать социальную жизнь как тотальность марксизма, види-мо, не имеет себе равных и в конце XX столетия.
Вникая в ближайшие причины, положившие начало разработке со-циологии в так называемом материалистическом направлении, мы можем разделить их на две категории: 1) причины общего и необходимого харак-тера и 2) причины частичные, более случайные.
К разряду первых следует отнести следующие три благоприятные условия:
1. Высокая степень развития, достигнутая экономическими отноше-ниями за последнее столетие, и значение, которое они приобрели во всех областях общественной жизни. Расцвет этот совпал с заметным упадком таких господствующих прежде факторов эволюции, как религия и метафи-зическое учение, а также с крайней специализацией научных исследований. Не будучи объединены соответствующей философией, отдельные науки не могли открыто притязать на роль верховных руководительниц обще-ственного прогресса; они влияли и действовали только, так сказать, за ку-лисами истории.
2. Глубокие, хотя на первый, поверхностный взгляд и незаметные перемены, происшедшие в основных нравственных началах, в этических обобщениях, от новых, установившихся между людьми отношений, смутно выразившихся, например, в известной трехчленной формуле французской революции: свобода, равенство, братство. Этический процесс резко ска-зался в падении прежних, христианских, аскетических идеалов бедности, воздержания, лишений всякого рода и в замене их противоположными идеалами материалистического довольства, земного блаженства и счастья.
3. Быстрые успехи как наук о явлениях мира неорганического и ор-ганического, наиболее тесно связанных с экономической деятельностью человека, так и техники, основанной на этих отраслях знаний. Ускоренный и могучий рост этот выгодно контрастировал в течение всего XIX столетия с отсталостью наук о явлениях сверхорганического мира - самой социоло-гии и производной от нее психологии. Такое положение вещей, в силу об-щего закона соотношения между развитием специальных наук и эволюци-ей философии, не могло не отразиться и на господствующих мировоззре-ниях.
Действительно, свое внутреннее обоснование современная филосо-фия, как в позитивизме, так в эволюционизме и неокритицизме и даже в учениях левого крыла гегельянства (не забудем, что из него вышли Гер-цен, Бакунин, Прудон и др.) получила от ряда более совершенных, так называемых естественных наук. В новейших философских системах, имев-ших влияние на массу умов, ясно чувствуется материалистическая или сен-суалистическая односторонность (соответствующая господству наук физи-ко-химических и биологических). Идеализм, в строгом смысле слова, пользовался успехом лишь в небольших кружках; и успех его был прехо-дящий, непрочный. Вообще, за исключением первой трети столетия, да и то только в Германии, идеализм в XIX веке был не глубок; он легко вы-рождался в спиритуализм, в мистицизм и играл роль, хотя бы, например, в России, временной реакции против крайних увлечений противополож-ными взглядами.
Если же принять во внимание, что на общий характер практической деятельности человека непосредственно влияет не специальное знание, а выразительница его, философия, то нельзя удивляться тому, что деятель-ность эта расположила умы к восприятию и усвоению социологических теорий преимущественно материалистического и сенсуалистического ха-рактера. Теми же влияниями объясняются и первоначальное смешение со-циологии с политической экономией (которая, кстати сказать, дала марк-сизму, чуть ли не две трети его содержания), и относительный успех био-логической, антропогеографической и, в особенности, этнологической школ в социологии. Учение Маркса явилось логическим заключением все-го предыдущего развития, выводом из совокупности распространенных в его время научных истин и заблуждений. Таким образом, вопрос о внут-ренней ценности экономического материализма неизбежно превращается в вопрос о ценности его теоретических, философских и социологических предпосылок.
Частные и уже более случайные причины, обусловившие сильный и быстрый рост экономического материализма, весьма многочисленны.
В своих ранних работах Маркс проявлял интерес к понятию отчуж-дения; эта тема в том или ином контексте проходит и через многие его по-следующие работы. Маркс широко известен своими взглядами на связь между экономической жизнью и другими социальными институтами. В ос-нове его интересов лежал, прежде всего, анализ жизнедеятельности об-ществ, организованных в социальные классы. Теория социального измене-ния находит у Маркса выражение в теории классовой борьбы, которая вы-ступает, по его утверждению, "двигателем истории"; эта идея настолько глубоко пронизывает творчество Маркса, что марксистскую теорию в за-падной социологии именуют иногда просто "теорией конфликта".




Диалектический материализм и социология
Принципиальный вопрос, имеющий для социологии первостепенное значение, — это вопрос о взаимодействии материальных и духовных цен-ностей в жизни общества.
Маркс выдвинул и обосновал ту независимую переменную, которая, по его мнению, играет решающую роль, — способ материального произ-водства. При этом он отстаивал положение о первичности бытия по отно-шению к общественному сознанию не в смысле появления во времени сна-чала первого, а затем второго, а в плане признания решающей роли пер-вого в процессе взаимодействия. Отправным пунктом анализа всех об-ществ для Маркса являлось выяснение состояния производительных сил, научного и технического знания, материальных отношений между людь-ми. Идеи же, субъективные чаяния людей отражение, прежде всего этих отношений и поэтому не могут выступать в качестве главного, решающего фактора общественных перемен. “Способ производства материальной жизни, обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание” .
Пожалуй, никакое другое положение, как это (и в прошлом, и ныне), не подвергается самой интенсивной критике, что Маркс исходит из эконо-мического детерминизма, т.е. объясняет возникновение определенных со-циальных структур и отношений, политических и культурных институтов всецело из тенденции экономического развития, хотя в жизни сплошь и рядом можно наблюдать обратные связи, ибо отмеченные явления сами воздействуют на экономику, на характер реального производства.
Можно соглашаться или нет с оппонентами Маркса, однако очевид-но, что резкое акцентирование роли способа производства материальной жизни вольно или невольно умаляет значимость культурных, духовных, религиозных ценностей в развитии общества. Следует заметить, что мно-гие советские и другие последователи марксизма столь абсолютизировали эту марксову мысль, что вовсе игнорировали важную роль культурных ценностей. Вместе с тем в высказываниях самого Маркса, никак не про-сматривается стремление свести действие всех факторов общественной жизни лишь к одному — экономическому, не отрицается их взаимодей-ствие. Более того, при жизни сам Маркс всячески открещивался от эконо-мического детерминизма, заявляя, что нельзя трактовать экономическую необходимость так, будто лишь она является активным фактором, а все остальное — лишь пассивное следствие.
Маркс был первым социологом, который рассматривал общество как объективную саморазвивающуюся реальность. Источником этого са-моразвития являются противоречия и конфликты, прежде всего в матери-альной жизни. “На известной ступени своего развития, — пишет он, — ма-териальные производительные силы общества приходят в противоречия с существующими производственными отношениями, или — что является только юридическим выражением последних — с отношениями собствен-ности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции... Сознание надо объяснять из противоречий материальной жизни, из существующего конфликта между общественными производительными силами и производственными отно-шениями ”.
Следует обратить внимание на три принципиальных. Движущей си-лой развития общества выступает противоречие между производительны-ми силами и производственными отношениями. Социальная революция — есть не политическая случайность, а закономерное проявление историче-ской необходимости. Сознание людей отражает реальные жизненные про-тиворечия. Иными словами, независимо от субъективных желаний отдель-ных людей, правящих верхов массы думают и действуют в зависимости от характера противоречий, прежде всего в материальной жизни. Изменяют-ся противоречия и конфликты — соответственно изменяются формы мыш-ления людей, происходит переоценка ценностей. Если постоянно не учиты-ваются материальные интересы масс, если противоречия нарастают и углубляются, то возникает революционное сознание, приводящее массы в движение, и через социальную революцию происходит радикальное изме-нение, качественное обновление общественных отношений.
Такой взгляд на общество вошел в историю общественной мысли как диалектический материализм. Он был применен Марксом к конкретному анализу капитализма его времени. “Буржуазные производственные отно-шения, — отмечал он, — являются последней антагонистической формой общественного процесса производства, антагонистической не в смысле ин-дивидуального антагонизма, а в смысле антагонизма, вырастающего из общественных условий жизни индивидуумов; но развивающиеся в недрах буржуазного общества производительные силы создают вместе с тем ма-териальные условия для разрешения этого антагонизма. Поэтому буржу-азной общественной формацией завершается предыстория человеческого общества” .
Итак, по Марксу, на определенном уровне развития производитель-ных сил буржуазные отношения становятся препятствием на пути прогрес-са, которое устраняется в результате социальной революции. Вместе с тем, в последние годы жизни Маркс искал и альтернативные варианты, имею-щие прямое отношение к социологическому анализу возникающих новых реалий капиталистического строя. Так в третьем томе “Капитала” он отме-чал серьезные трансформации в самом способе производства капиталисти-ческого общества. Приведем некоторые, на наш взгляд, наиболее значи-мые выдержки, которые так и не были подвергнуты серьезному научному анализу в догматических версиях марксизма.
“Образование акционерных обществ. Благодаря этому:
1. Колоссальное расширение масштабов производства и возникнове-ние предприятий, которые были невозможны для отдельного капиталиста. Вместе с тем такие предприятия, которые раньше были правительственны-ми, становятся общественными.
2. Капитал, который сам по себе покоится на общественном способе производства и предполагает концентрацию средств производства и рабо-чей силы, получает здесь непосредственную форму общественного капита-ла (капитала непосредственно ассоциированных индивидуумов) в проти-воположность частному капиталу, а его предприятия выступают как обще-ственные предприятия в противоположность частным предприятиям. Это — упразднение капитала как частной собственности в рамках самого капи-талистического способа производства.
3. Превращение действительно функционирующего капиталиста в простого управляющего, распоряжающегося чужими капиталами...”
Проблемы эти Маркс успел лишь наметить. Но даже одно их упоми-нание свидетельствует, что социолог осознал возникновение качественно нового общества, к которому нельзя некритически применять характери-стики традиционного капитализма. Отнюдь не случайно уже после смерти Маркса Энгельс с особой силой подчеркивал, что в социологии марксизма ценны не те или иные отдельно взятые положения, а диалектико-материалистический - подход к анализу общества.
Таким образом, Маркс устанавливает довольно однозначную и убе-дительно трактуемую связь между экономической жизнью общества и все-ми другими социальными институтами. Со времен Маркса в социологии само понятие "материализм" имеет специфический смысл отношения к тем теориям, в которых базовой причиной всех социальных явлений выступа-ют экономические отношения.
Социология классов и классовой борьбы
Первыми попытались объяснить природу социальной стратификации Карл Маркс и Макс Вебер. Социологическая теория марксизма включает в себя системный анализ классов, социальных отношения и классовой борь-бы. По Марксу, принадлежность человека к классу, его социальные инте-ресы обусловлены, прежде всего, экономическими отношениями.
Маркс считал, что в капиталистических обществах причиной соци-ального расслоения является разделение на тех, кто владеет и управляет важнейшими средствами производства, - класс капиталистов-угнетателей, или буржуазия, и тех, кто может продавать только свой труд, - угнетенный рабочий класс, или пролетариат. По мнению Маркса, эти две группы и их несовпадающие интересы служат основой расслоения. Во всех известных ему обществах характер этих отношений был таков, что социальное поло-жение подавляющего большинства индивидов довольно жестко регламен-тировалось от момента их рождения и до самой смерти. Такое положение вещей в принципе не исключало определенную социальную мобильность. Но она ограничивалась лишь отдельными индивидами, что не оказывало существенного влияния на социальную жизнь в целом. Классовое деление приводило к тому, что одни группы людей благодаря своему социальному положению имели материальные, политические и иные привилегии, дру-гие, напротив, лишались необходимого для существования и выживания. В социальной поляризации Маркс видел источник антагонизма классов, глу-бинную причину классовой борьбы. Таким образом, по Марксу, люди яв-ляются продуктом общества и, прежде всего объективного положения в процессе производства. Но, будучи вовлеченными в классовую борьбу, они становятся сами творцами общества. Таков общий взгляд на классы и классовую борьбу, который, однако, для Маркса никогда не был догмой и существенно корректировался сообразно изменению социальных реалий.
В работах начального периода Маркс акцентирует жесткую соци-альную дифференциацию, характер которой приводил к рельефно выра-женному делению всех людей на две группы — угнетателей и угнетаемых, а классовая борьба трактуется им не иначе как сердцевина исторического процесса. С этих позиций социолог характеризует современное ему капи-талистическое общество как общество антагонистическое — буржуазия и пролетариат являются основными силами, которые вступают в неприми-римую борьбу друг с другом. Кроме указанных классов, в капиталистиче-ском обществе есть еще много промежуточных групп — ремесленники, торговцы, крестьяне и другие.
В последующих работах — “Классовая борьба во Франции” “Восем-надцатое брюмера Луи Бонапарта” — Маркс более обстоятельно анализи-рует социальную структуру капиталистического общества, выделяя про-мышленную, финансовую, торговую, мелкую буржуазию, крестьянство, пролетариат и люмпен-пролетариат. При этом он вводит уточняющие кри-терии класса, отмечая не только отношение к средствам производства, но и общность деятельности, способов мышления и образа жизни. Особенно важно для вычленения класса, по мнению Маркса, — осознание принад-лежности к социальному единству, ощущение отличных интересов от ин-тересов других групп, наличие воли к совместным действиям. Он подчер-кивал, что различие классовых интересов проистекает не из субъективного мышления индивидов, а из их объективного положения в обществе и, прежде всего в процессе производства. Люди могут не осознавать своих классовых интересов и, тем не менее, руководствоваться ими в своих дей-ствиях.

Социология революции
Маркс допускал разные формы классовой борьбы. Он не отрицал значимость мирных форм борьбы в рамках профсоюзного движения, но считал, что реформистская борьба, по крайней мере, в ранний период раз-вития капитализма, не разрешит проблему антагонизма, не приведет к преодолению отчуждения трудящихся от средств производства. Карди-нальное решение проблемы он усматривал в социальной революции.
Взгляды Маркса на эту проблему, особенно их эволюция до сих пор глубоко не проанализированы и не изучены. Широко известны его слова “революции — локомотивы истории” (Уин Ф. «Карл Маркс.» – М.: АСТ (Историческая библиотека)., 2003 – 322 с.) и в то же время не востребова-ны его мысли о том, что революционную борьбу трудно регулировать, что ее конечные результаты зачастую оказываются мало похожими на де-кларировавшиеся революционерами цели. А Энгельс прямо указывал, что “во всякой революции неизбежно делается множество глупостей”. Уин Ф. «Карл Маркс.» – М.: АСТ (Историческая библиотека)., 2003 – 335 с.
Главным вопросом революции Маркс считал вопрос о власти. Это очень многогранная проблема, которая отнюдь не сводилась социологом к идее диктатуры пролетариата, как это представлялось в “советском” марк-сизме. Прежде всего, следует коснуться того, какие элементы политической реальности марксистская социология относит к власти. В ранних работах Маркс и Энгельс -жизнедеятельность гражданского общества характери-зовали как “истинный очаг и арену всей истории”. А в более зрелых рабо-тах, подчеркивая единство гражданского общества и государства, они прямо указывали, что первое выступает как содержание, а второе — как форма: “По крайней мере, в новейшей истории, государство, политический строй, является подчиненным, а гражданское общество, царство экономи-ческих отношений, — решающим элементом. По старому взгляду на госу-дарство... оно считалось, наоборот, определяющим, а гражданское обще-ство — определяемым элементом”.( Бем-Баверк О. «Критика теории Марк-са» - М.: Социум, 2002 – 147 с.)
При этом Маркс и Энгельс отмечали, что собственно государствен-ная власть, ее монополия никогда не обеспечит свободу; напротив, под-линная свобода возможна лишь там, где есть эмансипированное граждан-ское общество, способное диктовать свою волю государству. “Свобода со-стоит в том, — говорилось в “Критике Готской программы”, — чтобы превратить государство из органа, стоящего над обществом, в орган, это-му обществу всецело подчиненный”. И еще: “Все потребности гражданско-го общества — независимо от того, какой класс в данное время господ-ствует, — неизбежно проходили через волю государства, чтобы в форме законов получить всеобщее значение... Государственная воля, в общем и целом, определяется изменяющимися потребностями гражданского обще-ства”. (Каутский К. «К критике теории и практики марксизма» - М.: Юни-ти, 2003 – 154 с)
Весьма противоречивы и односторонни интерпретации идей Маркса о “сломе” буржуазного государства в процессе революции. В работах начала 50-х гг. Маркс безоговорочно отстаивал идею “слома” и, в частно-сти, писал: “Все перевороты усовершенствовали эту маину вместо того, чтобы сломать ее”. Однако позднее Маркс и Энгельс отметили весь значи-мый для характеристики власти “поворотный пункт”, с которого возникает и получает развитие тенденция отделения государства от экономически господствующего класса: буржуазия “теряет способность к исключитель-ному политическому господству; она ищет себе союзников, с которыми, смотря по обстоятельствам, она или делит свое господство, или уступает его целиком”. Такое государство уже надо не “ломать”, а “переделывать”: “Речь идет просто об указании на то, что победивший пролетариат должен заново переделать бюрократический, административно - централизован-ный аппарат, прежде чем сможет использовать его для своих целей” .
Важное место в марксистской социологии революции занимает идея об “отмирании” государства, которая постоянно корректировалась и шлифовалась. По Марксу, необходимым этапом на пути к безгосудар-ственному самоуправлению является установление политической власти рабочего класса в виде диктатуры пролетариата. Однако на основе анали-за конкретного революционного опыта Парижской Коммуны Маркс осо-знал многие отрицательные стороны весьма короткой практики диктатуры пролетариата, существенно пересмотрев ряд своих прежних соображений. Так, в работе “Гражданская война во Франции” он сделал выводы о том, что насилие каких бы то ни было социальных групп над другими, в конеч-ном счете, оборачивается несвободой для всех; что рабочему классу впредь необходимо вести борьбу “наиболее рациональным и гуманным путем”. При этом для Маркса было важно то, что государственная власть имеет сложную, по крайней мере, двойственную природу: это не только инструмент, с помощью которого экономически господствующий класс становится также и политически господствующим классом, но и механизм для выполнения общих управленческих задач, вытекающих из природы всякого общества.
Таким образом, если посмотреть на марксову социологию револю-ции из разных временных координат, то в ней можно найти и противоре-чия, и двусмысленности, и просто ошибки. Часть из них, сообразуясь с ме-няющейся жизненной практикой, исправил сам Маркс; что-то скорректи-ровал после его смерти Энгельс, а что-то просто не выдержало испытание временем — абсолютизация социально-классовых антагонизмов своего времени, умаление роли формального демократизма, трактовка демокра-тии как исторически преходящего явления и др.
72




Тэги: Понятие марксистской социологии, Диалектический материализм и социология, Социология классов и классовой борьбы, Социология революции



x

Уважаемый посетитель сайта!

Огромная просьба - все работы, опубликованные на сайте, использовать только в личных целях. Размещать материалы с этого сайта на других сайтах запрещено. База данных коллекции рефератов защищена международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Эта и другие работы, размещенные на сайте allinfobest.biz доступны для скачивания абсолютно бесплатно. Также будем благодарны за пополнение коллекции вашими работами.

В целях борьбы с ботами каждая работа заархивирована в rar архив. Пароль к архиву указан ниже. Благодарим за понимание.

Пароль к архиву: 6T4687

Я согласен с условиями использования сайта