Уважаемый посетитель сайта! На нашем сайте вы можете скачать без регистрации книги, тесты, курсовые работы, рефераты, дипломы бесплатно!

Авторизация на сайте

Забыли пароль?
Регистрация нового пользователя

Наименование предмета

Яндекс.Метрика
I. Введение
Еще Петр Валуев в 1870-е годы говорил о том, что пока в России будет община, крестьянство богатым не будет. Но эта мысль пробивалась очень медленно, потому что господствующие «сферы», как и ненавидящая их интеллигенция, не могли и помыслить о ликвидации общины. Позицию Власти, кроме прочего, в огромной степени подкрепляла твердая убежденность в том, что формула «самодержавие, православие, народность» продолжает работать. Эта формула, которая была совершенно адекватна в момент своего появления, работала еще, по меньшей мере, полвека. Действовала она и дальше, но к концу XIX – началу XX вв., несмотря на известное равнодушие крестьян к политике, последствия 1861 г., каким бы он ни был, конечно, размывали этот айсберг. Появлялись новые люди, новые мысли.
Другими словами, аграрный вопрос можно и нужно было начинать решать до ХХ в. Это не было сделано, хотя во многом именно в эти годы была подготовлена аграрная реформа Столыпина. Революция, во многом спровоцированная несчастной и притом ненужной войной, означала, что в стране разразился общий национальный кризис. И в этом кризисе аграрный вопрос стал основным, прежде всего в силу преобладания крестьянского населения.
Общеизвестно, что во главу угла своих преобразований Столыпин ставил изменения в сфере экономики. Премьер был убежден, и его выступ-ления свидетельствуют об этом, что начинать необходимо с аграрной ре-формы. И сам Столыпин, и его оппоненты подчеркивали главную задачу реформы создать богатое крестьянство, проникнутое идеей собственности.
Все давно уже видели пагубность существования общины, где существовало стремление всех уравнять, всех привести к одному уровню, а так как массу нельзя поднять до уровня самого способного, самого деятельного и умного, то лучшие элементы должны быть принижены к пониманию, к устремлению худшего, инертного большинства. Это виделось и в трудности привить к общинному хозяйству сельскохозяйственные улучшения и в трудности часто наладить приобретение всем обществом земли при помощи Крестьянского банка, так что часто расстраивались выгодные для крестьян сделки.


А. Практическое содержание аграрной реформы

Столыпин утверждал в речи перед Государственным Советом 15мар-та 1910, что “...именно этим законом заложен фундамент, основание ново-го социально экономического крестьянского строя”. Экономические аспек-ты реформ основывались на том, что без нормального аграрного фунда-мента, без процветающего сельского хозяйства, без выплескивания из села на рынок труда миллионов бывших крестьян, дешевой рабочей силы, про-мышленность России будет обречена на чахлую жизнь при постоянной “подкормке” в виде казенных заказов.
Действительно, согласно концепции Столыпина, модернизация стра-ны требовала нескольких условий. Первое - сделать крестьян полновласт-ными собственниками, чтобы “крепкие и сильные”, освободившись от опе-ки общины, могли обойти “убогих и пьяных”. Второе - добиться усиленно-го роста промышленности, подкрепленного развитием внутреннего рынка.
Новый курс в аграрном вопросе начал реализовываться еще в период революции. Правовую основу для него заложил именной указ 9 ноября 1906 г., разрешивший свободный выход крестьян из общины и укрепление надельной земли в личную собственность. Указ позволял отвод укрепленной земли к одному месту в целях образования отрубов или хуторов (в последнем случае на участки из деревни переносились дома и хозяйственные постройки). Линия на разрушение общины дополнялась попытками правительства решить в той или иной мере проблему крестьянского малоземелья.
Однако в указе от 9 ноября был выдвинут еще один фундаментальный принцип, который стал отныне руководящим в деятельности правительства, а именно – землеустройство. Было недостаточно освободить крестьянина от общины юридически, нужно было дать ему возможность вести на своей надельной земле хозяйство так, как ему заблагорассудится, надо было освободить его от принудительного севооборота. Укрепление земли в собственность оправдывается прежде всего землеустройством. Каждый домохозяин, выходящий из общины, мог требовать, чтобы его земля была выделена к одному месту.
Указ 9 ноября предусматривал два типа землеустроительных действий: единоличное и групповое. Единоличное землеустройство индивидуализировало крестьянское хозяйство, создавая хутора и отруба, т.е. сводя воедино крестьянские наделы, зачастую раздробленные на десятки «полосок».
В ходе группового землеустройства велись работы, направленные на проведение точных границ между селениями, между крестьянами и соседними владельцами и т.д. – в целом, на улучшение порядка в землепользовании крестьян и ликвидацию их юридической неопределенности вне зависимости от того, выходили они из общины или нет. Часто групповое землеустройство предваряло личное
После принятия указа 9 ноября Государственной Думой он по-ступил на обсуждение Государственного совета и также был принят, по-сле чего стал именоваться законом 14 июня 1910 года.

Согласно 1-й статье закона 14 июня 1910 года “каждый домохозяин, владеющий надельной землею на общинном праве, может во всякое время требовать укрепления за собой в личную собственность, причитающейся ему части из означенной земли”. Более того, закон разрешил ему оставить за собой излишки, если он за них заплатит общине по более низкой выкуп-ной цене 1861 г. По требованию выделившихся, община была обязана вы-делить им взамен черезполосых земель отдельный компактный участок от-руб. Дополнением к закону 14 июня 1910 года был принятый обеими па-латами 29 мая 1911 года закон о землеустройстве. В соответствии с ним, для проведения землеустройства не требовалось предварительного укреп-ления земли за дворохозяевами. Селения, где были проведены землеуст-роительные работы, автоматически объявлялись перешедшими к наследст-венно подворному владению. Землеустроительные комиссии были наделе-ны широкими полномочиями, которые они пускали в ход, чтобы насадить как можно больше хуторов и отрубов. Важным инструментом разрушения общины и насаждения мелкой частной собственности был кредитный банк. Посредством него государство помогало многим крестьянским семьям в приобретении земель. Банк продавал в кредит земли, скупленные ранее у помещиков, или принадлежащие государству. При этом кредит для едино-личного хозяйства был вдвое ниже, чем по кредитам общине.
Отсюда новая эпоха в деятельности Крестьянского банка. Если за предшествующие десять лет Крестьянский банк оперировал 900 035 тыс. десятин, то за 10 лет (от 1906 г. до революции) в руки крестьян при содействии Банка перешло 10 млн десятин (это территория современной Болгарии), из них несколько менее 4 млн – из собственного фонда Банка, а большая часть – в порядке посреднических операций
Необходимо, однако заметить, что условия продаж были довольно жесткими за просрочку платежей земля у покупщика отбиралась и возвра-щалась в банковский фонд для новой продажи. По свидетельству Н. Верта, эта политика была весьма разумной в отношении наиболее работоспособ-ной части крестьян, она помогла им, но не могла решить аграрный вопрос в целом (крестьяне бедняки не могли приобрести земли). Более того, выде-ление в отдельное хозяйство обычно не давало участки, достаточные для эффективной работы и даже кредиты дела существенно не меняли, и Сто-лыпин взял курс на переселение крестьян на свободные государственные земли. Столыпин старался достичь компромисса общественных сил, что-бы, с одной стороны, не ущемлять законных прав помещиков на землю, а с другой обеспечить землей наиболее сознательную часть крестьянства, как предполагалось, опору самодержавия.
С обострением аграрного кризиса указом 10 марта 1906 г. было дано право переселения и без предварительной посылки ходоков всем желающим без всяких ограничений. Всего число семейных переселенцев за 1906-1913 гг. составило 2,7 млн душ. А за предшествующие десять лет цифра составляет несколько более 1 млн душ, и ни в один год цифра переселенцев не достигала 200 тыс. человек, максимум 1896 г. – 177 тыс. человек. Компетентные люди полагали, что разместить в Сибири более 200 тыс. человек в год невозможно. Между тем в 1908 г. и 1909 г. их число превысило 600 тыс. Конечно, неожиданно большой наплыв переселенцев вызвал немало замешательства и затруднений на местах, издержки там были достаточно велики.
Правительство всячески поощряло заселение дальних регионов: бы-ли устранены все препятствия и создан серьезный стимул для переселения в осваиваемые районы страны. Основными районами переселения были Сибирь, Средняя Азия, Дальний Восток и Северный Кавказ. Кредиты, от-пускаемые переселенцам, увеличились в четыре раза по сравнению с пе-риодом 1900 - 1904 гг. Проезд был бесплатным, специальные по конструк-ции, “столыпинские” вагоны, позволяли везти с собой скот и имущество.
До Столыпина правительство тоже старалось помогать богатым кре-стьянам, достаточно вспомнить льготные кредиты Крестьянского банка. Заметим, что Столыпин, напротив, отводил главенствующую роль в деле государственного поощрения не кредитам (т.е. денежным средствам), а го-воря современным языком, вещественным рычагам. Действительно, деньги крестьянин мог попросту пропить, стать жертвой дельцов, финансовых во-ротил и чиновников. Именно поэтому Столыпин старался реализовать по-мощь в натуральном виде. Во-первых, путем создания развитой инфра-структуры: в зонах переселения правительство строило железные дороги, водохранилища, колодцы, школы. Так, к примеру, только медицинских пунктов было открыто около 500.
Крестьянин также получал помощь в виде семян, скота, инвентаря, все это можно было использовать только в хозяйстве: продать все это в Сибири было некому. В связке “государство крестьянин” исключался пере-купщик торговец.

Б. Два мнения оценки реформы
В сущности, вся полемика по поводу столыпинской аграрной реформы сводится к тому, что историки традиционной школы говорят, что реформа провалилась, а их оппоненты с этим, как минимум, категорически не согласны. Рассмотрим оба мнения более подробно

Мнение о провальности реформы.

Итоги столыпинской аграрной реформы выражаются в следующих цифрах. К 1 января 1916 г. из общины в чересполосное укрепление вышло 2 млн. домохозяев. Им принадлежало 14,1 млн. дес. земли. 469 тыс. домохозяев, живших в беспередельных общинах, получили удостоверительные акты на 2,8 млн.дес. 1,3 млн. домохозяев перешли к хуторскому и отрубному владению (12,7 млн. дес.). Кроме того, на банковских землях образовалось 280 тыс. хуторских и отрубных хозяйств - это особый счет. Но и другие приведенные выше цифры нельзя механически складывать, поскольку некоторые домохозяева, укрепив наделы, выходили потом на хутора и отруба, а другие шли на них сразу, без чересполосного укрепления. По приблизительным подсчетам, всего из общины вышло около 3 млн. домохозяев, что составляет несколько меньше третьей части общей их численности в тех губерниях, где проводилась реформа. Впрочем, как отмечалось, некоторые из выделенцев фактически давно уже забросили земледелие. Из общинного оборота было изъято 22 % земель. Около половины их пошло на продажу. Какая-то часть вернулась в общинный котел. За 11 лет столыпинской земельной реформы из общины вышло 26% крестьян. 85% крестьянских земель осталось за общиной. В конечном итоге властям не удалось ни разрушить общину, ни создать устойчивый и достаточно массовый слой крестьян-собственников. Так что можно творить об общей неудаче столыпинской аграрной реформы.
Отрицательные итоги реформы:
• от 70% до 90% вышедших из общины крестьян так или иначе сохранили связи с общиной, основную массу крестьян составляли трудовые хозяйства общинников,
• вернулось назад в Центральную Россию 0,5 млн. переселенцев,
• на крестьянский двор приходилось 2-4 десятины, при норме 7-8 десятин,
• основное с/х орудие - соха (8 млн. штук), 58% хозяйств не имели плугов,
• минеральные удобрения применялись на 2% посевных площадей,
• в 1911-1912 гг. страну поразил голод, охвативший 30 млн. человек.
Ряд внешних обстоятельств (смерть Столыпина, начало войны) прервали столыпинскую реформу. Приверженцы теории о провальности реормы считают, что если посмотреть на все те реформы, которые были задуманы Столыпиным и объявлены в декларации, то видно, что большинству из них не удалось сбыться, а некоторые были только начаты, но смерть их создателя не дала им завершиться, ведь многие введения держались на энтузиазме Столыпина, который пытался хоть как то усовершенствовать политическую или экономическую структуру России.
В чем причины поражения столыпинской реформы?
Во-первых, Столыпин начал свои реформы с большим опозданием (не в 1861 году, а только в 1906). Во-вторых, переход от натурального типа экономики к рыночному в условиях административно - командной системы возможен, прежде всего, на основе активной деятельности государства. При этом особую роль должна сыграть финансово-кредитная деятельность государства. Примером этому может служить правительство, которое сумело с поражающей быстротой и размахом переориентировать мощный бюрократический аппарат империи на энергичную работу. При этом "локальная экономико-хозяйственная рентабельность была принесена в жертву сознательно ради будущего общественного эффекта от создания и развития новых экономических форм". Так действовали министерство финансов, Крестьянский Банк, Министерство земледелия, другие государственные институты.
Во-вторых, там, где господствовали административные принципы управления экономикой и уравнительные способы распределения, всегда будет существовать сильная оппозиция преобразованиям. Следовательно, необходимо иметь социальную опору в лице инициативных и квалифицированных слоев населения.
Игнорирование региональных различий - один из недостатков столыпинской аграрной реформы. Этим она невыгодно отличалась от реформы 1861 г. Другим ее слабым местом была идеализация хуторов и отрубов, а также вообще частной собственности на землю. Обычно в народном хозяйстве присутствуют различные формы собственности (частная, общественная, государственная). Важно, чтобы их сочетания и пропорции были разумными, чтобы ни одна из них не вытесняла другие.
Еще одно уязвимое место аграрной реформы заключалось в недостаточном ее финансировании. Огромные государственные средства поглощала гонка вооружений, а на поддержку хуторов и отрубов денег выделялось слишком мало.

Мнение об успешности реформы.
Историки традиционной школы считают, что реформа провалилась, а их оппоненты с этим, как минимум, категорически не согласны. Ведь даже за те считанные годы, что реформа действовала, в России начались серьезные перемены к лучшему. Сама идея провала реформы идет от Ленина, который, надо сказать, сразу точно понял, что успех преобразований для него равносилен крушению надежд на победу революции. Ленин в одной из статей расценил падение после 1910 г. числа крестьян, получавших свидетельства об укреплении земли в собственность, как доказательство провала реформы.
Но это была абсолютная демагогия, поскольку по законодательству 1911 г. не требовалось уже получать эти свидетельства – было достаточно акта о землеустройстве. Однако поскольку авторитет Ленина не обсуждался, то советская историография предпочитала этого «противоречия» не замечать и десятки лет твердила заклинания о «провале», о «крахе» реформы и т.п. В силу этого землеустройству как центральной и весьма успешной части реформы уделялось не много внимания, отбирались, за редкими исключениями, только негативные факты и т.п.
Поэтому, конечно, при оценке эффективности реформы на первое место нужно ставить не число укреплений земли в собственность, а число и площадь землеустроенных хозяйств
Масштабы столыпинского землеустройства можно представить по следующим двум показателям. Во-первых, за 1907-1915 гг. изменить условия землепользования пожелало почти 6,2 млн домохозяев. Это более половины всех крестьянских дворов России, или, по мнению историка В.Г. Тюкавкина, 67% общинных хозяйств страны. Во-вторых, согласно официальным данным, на 1 января 1916 г. были закончены подготовкой 87 855 землеустроительных дел по 105 104 земельным единицам для 3,8 млн домохозяев на площади в 34,3 млн десятин. Таким образом, общая площадь, охваченная землеустройством, составила без малого 375 тыс. кв. км и превысила территорию современных нам Германии и Черногории вместе взятых, или же Италии и Ирландии вместе взятых. И это без учета 10 млн десятин, перешедших к крестьянам посредством Крестьянского банка, и без землеустройства Сибири, которое превысило 22 млн десятин. Т.е. темпы землеустройства были колоссальные, невиданные, и нужно это подчеркнуть
Столыпинская аграрная реформа стала началом агротехнологической революции в России. Достаточно посмотреть на динамику перевозок сельскохозяйственных машин в России. В 1901 г. железнодорожные перевозки сельхозмашин составили 8,8 млн пудов, в 1902 г. – 10,7 млн, в 1909 г. – 21,5 млн, а в 1913 г. – 34,5 млн пудов. Т.е. за годы столыпинской реформы в этом смысле произошли очень серьезные сдвиги, о которых мы опять-таки тоже можем поговорить. Вместе с тем само по себе применение сельхозтехники не во всех случаях является индексом подъема агрикультуры, но в данном случае как раз речь идет именно о начале качественно иной стадии в жизни русской деревни. Схожа динамика (даже в количественном отношении) перевозок сельскохозяйственных удобрений, хотя здесь ситуация несколько иная. Все-таки удобрения в русской деревне к началу Мировой войны не стали еще повсеместным явлением.
К положительным итогам аграрной реформы можно отнести:
• из общины выделилось до четверти хозяйств, усилилось расслоение деревни, сельская верхушка давала до половины рыночного хлеба,
• из Европейской России переселилось 3 млн. хозяйств,
• 4 млн. десятин общинных земель были вовлечены в рыночный оборот,
• стоимость с/х орудий увеличилась с 59 до 83 руб. на один двор,
• потребление суперфосфатных удобрений выросло с 8 до 20 млн. пудов,
• за 1890-1913 гг. доход на душу сельского населения вырос с 22 до 33 руб. в год,


III. Заключение
Приведенные цифры рисуют вполне определенные перспективы реформы, хотя это и типичный «рост с нуля». Но цифрами можно измерить то, что поддается измерению. А как измерить масштаб перемен, которые начали происходить в душе тысяч крестьян по отношению к окружающему миру, в том числе к основе своего существования – сельскому хозяйству? А эти перемены вполне определенно начались.
Поэтому, подводя итоги, я скажу, что столыпинская аграрная реформа представляла собой уникальное явление в русской истории. Она могла и должна была стать началом радикального изменения вектора развития страны. К сожалению, начавшаяся Мировая война разрушила не только реформы, но и страну, в которой они проводились. Другими словами, реформа умерла вместе со страной, которую должна была спасти. И мой взгляд на то, что такое была эта реформа, таков: это был последний шанс старой России превратиться в цветущее государство




Тэги: Аграрная реформа П. А. Столыпина



x

Уважаемый посетитель сайта!

Огромная просьба - все работы, опубликованные на сайте, использовать только в личных целях. Размещать материалы с этого сайта на других сайтах запрещено. База данных коллекции рефератов защищена международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Эта и другие работы, размещенные на сайте allinfobest.biz доступны для скачивания абсолютно бесплатно. Также будем благодарны за пополнение коллекции вашими работами.

В целях борьбы с ботами каждая работа заархивирована в rar архив. Пароль к архиву указан ниже. Благодарим за понимание.

Пароль к архиву: 4R3534

Я согласен с условиями использования сайта