Уважаемый посетитель сайта! На нашем сайте вы можете скачать без регистрации книги, тесты, курсовые работы, рефераты, дипломы бесплатно!

Авторизация на сайте

Забыли пароль?
Регистрация нового пользователя

Наименование предмета

Яндекс.Метрика
1. Раскройте содержание американской концепции региональной геополитики и покажите ее методологическую роль (Д. Мейнинг, У. Кирк)……………………………………………………………………3
2. Дайте обоснование наиболее вероятного, по Вашему мнению,
Геополитического сценария будущего России………………………6
3. Практическое задание. Используя шкалу мощи государств, определите геополитический вес Китая в мировом пространстве……………………………………………………….......14
Список использованной литературы…………………………………….17


Вопрос 1
Развитие американской, чисто атлантистской линии в геополитике после 1945 года в основном представляло собой развитие тезисов Николаса Спикмена. Как сам он начал разработку своих теорий с коррекций Макиндера, так и его последователи, в основном, корректировали его собственные взгляды.
В 1956 году ученик Спикмена Д. Мэйнинг опубликовал текст "Heartland и Rimland в евразийской истории". Мэйнинг специально подчеркивает, что "геополитические критерии должны особо учитывать функциональную ориентацию населения и государства, а не только чисто географическое отношение территории к Суше и Морю". В этом явно заметно влияние ВидаляделяБлаша.
Мэйнинг говорит о том, что все пространство евразийского rimland делится на три типа по своей функционально-культурной предрасположенности:
"Китай, Монголия, Северный Вьетнам, Бангладеш, Афганистан, Восточная Европа (включая Пруссию), Прибалтика и Карелия пространства, органически тяготеющие к heartland.
Южная Корея, Бирма, Индия, Ирак, Сирия, Югославия геополитически нейтральны.
Западная Европа, Греция, Турция, Иран, Пакистан, Таиланд склонны к талассократическому блоку."
В 1965 году другой последователь Спикмена У. Кирк выпустил книгу, воспроизводящую название знаменитой статьи Макиндера "Географическая ось истории". Кирк развил тезис Спикмена относительно центрального значения rimland для геополитического баланса сил. Опираясь на культурно-функциональный анализ Мэйнинга и его дифференциацию "береговых зон" относительно "теллурократической" или "талассократической" предрасположенности, Кирк выстроил историческую модель, в которой главную роль играют прибрежные цивилизации, от которых культурные импульсы поступают с большей или меньшей степенью интенсивности внутрь континента. При этом "высшие" культурные формы и историческая инициатива признается за теми секторами "внутреннего полумесяца", которые Мэйнинг определил как "талассократически ориентированные". Как и в предшествующие эпохи послевоенная американская атлантистская геополитическая школа постоянно поддерживала обратную связь с властью.
Геополитическое развитие атлантизма к началу 90-х годов достигает своей кульминации. Стратегия "анаконды" демонстрирует абсолютную эффективность. В этот период можно наблюдать почти "пророческую" правоту первых англосаксонских геополитиков Макиндера и Мэхэна, скорректированных Спикменом.
Распад Варшавского договора и СССР знаменует торжество ориентации атлантистской стратегии, проводившейся в жизнь в течение всего XX века. Запад побеждает в холодной войне с Востоком. Морская Сила (Sea Power) празднует свою победу над heartland'ом.
При этом атлантисты создали сложную дифференцированную систему геополитического распределения силовых "ядер".
Традиционная атлантистская геополитика, полагая в центре своей концепции Sea Power, является "геополитикой моря". Глобальная стратегия, основанная на этой геополитике, привела Запад к установлению планетарного могущества. Но развитие техники привело к освоению воздушного пространства, что сделало актуальным разработку "геополитики воздуха ".
В отличие от "геополитики моря", законченной и вполне разработанной, полноценной "геополитики воздуха" не существует. Фактор воздухоплавания добавляется к общей геополитической картине. Но некоторые соотношения при актуализации воздушной среды и связанных с ней новых типов вооружений стратегической авиации, межконтинентальных ракет и ядерного оружия значительно изменились.
Освоение воздушного пространства в некоторой степени уравняло между собой Сушу и Море, так как для самолетов и ракет разница между этими пространствами не так значительна. (Особенно важным шагом было создание авианосцев, так как это окончательно оторвало воздушные базы от Суши, сделав их независимыми от качества земной поверхности.)
Вместе с тем развитие авиации изменило пропорции планетарного масштаба, сделав Землю значительно "меньше", а расстояния "короче". Вместе с тем ракетостроение и развитие стратегической авиации во многом релятивизировали традиционные геополитические факторы морские и сухопутные границы, внутриконтинентальные базы и т.д.
Перенос вооружений на земную орбиту и стратегическое освоение космического пространства были последним этапом "сжатия" планеты и окончательной релятивизации пространственных различий.
Актуальная геополитика помимо Суши и Моря вынуждена учитывать еще две стихии воздух и эфир (космическое пространство). Этим стихиям на военном уровне соответствуют ядерное оружие (воздух) и программа "звездных войн" (космос). По аналогии с теллурократией (власть Суши) и талассократией (власть Моря) эти две новейшие модификации геополитических систем могут быть названы аэрократией (власть Воздуха) и эфирократией (власть Эфира).


Вопрос 2
1. Сценарий жесткой глобализации. Основывается на предположении, что центры экономической мощи евроатлантического сообщества (США и ЕС) будут выступать единой коалицией в процессе трансформации системы международных отношений и мировой экономической системы.
Фактически этот сценарий означает успех в построении однополярного миропорядка с жесткой иерархией между ее основными участниками. Результатом внедрения этой модели может стать фиксация экономическими и внеэкономическими методами монополии Запада на развитие высокотехнологичных производств и извлечение рентных доходов, в то время как странам остального мира будет отведена вспомогательная роль и функции доноров, плательщиков различных видов рентных доходов, прежде называвшихся данью. В зависимости от специфики стран их функциями могут быть поставка сырья, дополнительных трудовых ресурсов, размещение вредных производств или ограничение на промышленную деятельность и организация природных заповедников с целью поддержания удовлетворительного мирового природного баланса и т. д.
В случае реализации данного сценария весьма вероятно, что западное сообщество будет проводить скоординированную политику против «китайского экономического чуда» и регламентировать конкуренцию с другими незападными экономическими центрами, пытаясь ограничить развитие национальных экономик стран в сфере высоких технологий.
В военной области отрыв США и стран Запада от всего остального мира в военно-технологическом плане резко возрастет. С большой вероятностью будут сняты пока еще остающиеся ограничения на использование военной силы для обеспечения интересов США и евроатлантического сообщества в целом.
Система, построенная по принципу жесткой иерархии, в силу специфики своего функционирования потребует обязательной стандартизации условий и принципов политического и экономического функционирования всех субъектов международных отношений, что с высокой степенью вероятности может спровоцировать стагнацию в развитии не только системы международных отношений, но и мировой экономики в целом.
Дополнительным фактором риска при реализации данного сценария будет стремление Запада решать многие возникающие проблемы с позиции силы.
Воплощение сценария жесткой глобализации возможно именно на фоне кризисного развития международной обстановки. Для сохранения своего лидерства Соединенные Штаты с высокой вероятностью должны будут поддерживать в мире состояние постоянной напряженности через систему «управляемых конфликтов».
Основным недостатком такого сценария является то, что хотя он и способен в краткосрочной перспективе привести к некоторой стабилизации международной обстановки, но недовольство элит традиционных и новых центров силы своим несуверенным статусом будет нарастать, приводя к открытым и завуалированным попыткам расшатать монополярный миропорядок. Яркими примерами в этом смысле являются Венесуэла, Куба, Никарагуа, Иран и Северная Корея. Их эпатаж в мировой политике вряд ли был бы возможен без поддержки более крупных мировых игроков.
В случае реализации данного сценария международных отношений интегральный статус силы России уменьшится вдвое.
2. Сценарий умеренной глобализации. Базируется на предположении о том, что относительная мощь США будет постепенно снижаться. При таком развитии событий можно ожидать, что Европейский союз постепенно выйдет на позиции одного из ведущих экономических центров мира, приблизится в военно-технологическом плане к США.
Именно Евросоюз, а не Китай, потенциально имеет большие возможности стать вторым мировым полюсом силы.
Изучение перспектив формирования основных центров силы свидетельствует о том, что только ЕС и Китай, а при благоприятных условиях - Япония, Индия и Россия, способны проводить самостоятельную геополитическую стратегию.
В отношениях с Россией Китай выказывает пока наименьшую заинтересованность в ее дальнейшем ослаблении. Однако нельзя исключать обострения противоречий между обеими странами по мере роста их экономической мощи и военного потенциала.
Начало открытой борьбы с единовластием США в ближайшей перспективе возможно только гипотетически при условии формирования коалиции нескольких потенциальных центров силы (например, ЕС и Россия или Россия и Китай). Реализация подобного сценария возможна лишь в случае, если жесткость внешней политики Вашингтона превысит определенный порог, когда важный принцип мироустройства «ничего личного, только бизнес» утратит свое значение, уступив место буйству некоторых, пока дремлющих, неактуальных архетипов европейской или китайской цивилизации.
В целом сценарий умеренной глобализации предполагает, что перед Китаем открывается перспектива самостоятельно утвердиться в качестве сопоставимого с США и ЕС центра экономической и военной мощи. Россия совместно со своими союзниками и партнерами из числа государств СНГ при реализации этого сценария также может закрепиться на позициях мирового экономического и военного лидера, но только в том случае, если будет играть роль консолидирующего центра интеграционных процессов на постсоветском пространстве.
Анализ изменения основных показателей мощи государства показывает, что при реализации сценария умеренной глобализации Россия сохранит контроль над своими территориальными и природными ресурсами, однако для этого ей понадобится существенно усилить показатели управления, внешней политики, науки и образования. Интегральный показатель силы России несколько вырастет.
3. Сценарий возрастания роли регионов - регионализации. Основывается на допущении, что главной тенденцией системы международных отношений станет формирование конкурирующих между собой торгово-экономических зон, крупнейшими из которых будут Северо-Американская и Азиатско-Тихоокеанская, а также ЕС. Соперничество между ними по мере выравнивания их экономической мощи усилится - они будут вести борьбу за рынки, спорные территории и ресурсы. Необходимым условием реализации такого сценария являются обострение торговых войн и неэффективность механизмов ВТО.
В целом вероятность воплощения его в жизнь не слишком велика, так как он подразумевает построение самодостаточных замкнутых экономических систем, взаимодействие которых на межблоковом уровне ограничено, а это противоречит современным тенденциям развития мировой экономики. Однако полностью исключать возможность развития событий по этому сценарию нельзя.
Россия в таком случае вынуждена будет сформировать собственную зону экономического влияния на постсоветском пространстве. Если же она окажется не в состоянии это сделать, то станет ареной открытой экспансии со стороны региональных группировок, либо примкнет к одной из них. Поэтому в рамках данного сценария рассматриваются два сценария - позитивной и негативной регионализации.
3.1. Позитивная регионализация. Реализация данного сценария может включать следующие события: ускоренную динамику процесса объединения России и Белоруссии в единое союзное государство или форсированный интеграционный процесс на базе ЕврАЗЭС; формирование дееспособных наднациональных органов в рамках единого экономического пространства (ЕЭП). Данный сценарий подразумевает обострение торговых противоречий между США, ЕС, Китаем, Россией вместе с ее партнерами по ЕЭП. Эта конфликтность после 2010 г. может вызвать изменение формата функционирования ВТО от межгосударственного экономического регулирования к преимущественно межблоковому. Далее усилятся интеграционные процессы внутри основных экономических региональных группировок при общем ослаблении влияния глобализационных структур.
В целом при реализации данного сценария ожидается существенный рост мощи России, превышающий сценарий умеренной глобализации по всем основным показателям.
3.2. Негативная регионализация. Этот вариант возможных событий во многом повторяет рисунок сценария жесткой глобализации. Это отказ европейских стран СНГ от совместных с Россией интеграционных планов, включая утверждение преимущественно прозападной ориентации Украины и отказ Белоруссии от создания союзного государства с Россией.
Кроме того в этот же период можно ожидать введения «миротворческих сил НАТО» на территорию Абхазии и Нагорного Карабаха под прикрытием целей урегулирования конфликтов в этих регионах, что лишит Россию действенных рычагов влияния на развитие обстановки в Закавказье. Окончательным этапом трансформации европейской части постсоветского пространства может стать интеграция Украины, Грузии и Азербайджана в НАТО.
Дезинтеграция постсоветского пространства к 2009-2010 гг. чревата расформированием Организации Договора о коллективной безопасности и роспуском СНГ. В этот же период ожидается расширение зоны ответственности «миротворческих сил НАТО в Закавказье» на Южную Осетию и включение Белоруссии, Молдавии и Армении в процесс расширения НАТО.
В 2011-2016 гг. Россия может утратить суверенный контроль над нефтегазовым комплексом страны. Управление над ним полностью сосредоточится в руках транснациональных корпораций, с участием внутрироссийских игроков. Это будет частью процесса по превращению России в рыхлую конфедерацию в результате деятельности сепаратистских группировок в национальных автономиях и ослабления центральной власти. К 2016-2026 гг. может распространиться практика ввода контингентов иностранных войск на территории России с нестабильной социально-политической обстановкой. Сложное внутриполитическое положение станет основой требований Запада, поддержанных Китаем, о передаче контроля над российским ядерным оружием международным силам, под контролем которых оно будет уничтожаться.
Все эти события спровоцируют ситуацию, в которой Россия вынуждена будет согласиться на переход к Японии контроля над Сахалином и Курилами. Национальные автономии России на Северном Кавказе будут отданы под международный протекторат, что явится переходным этапом их окончательного выхода из состава России. Утраты суверенитета произойдут и на других направлениях.
В рамках этих сценарных геополитических трансформаций Россия фактически утратит статус одного из мировых центров развития.
К рубежу 2070-2080 гг. очертания территории Россия во многом будут совпадать с ее границами начала XVI в. (без Сибири и Дальнего Востока, с небольшим отрезком береговой полосы на побережье Финского залива в районе Санкт-Петербурга). Государственная граница на юге будет проходить по существующим административным границам с национальными автономиями. Статус России после середины текущего века стабилизируется на уровне третьеразрядной европейской страны со слабой экономикой, ориентированной на поддержание транспортных коммуникаций по доставке ресурсов Сибири и Дальнего Востока в Западную Европу.
Основные показатели мощи России упадут более, чем в два раза.
4. Сценарий «Хаос». По сути, объединяет в себе несколько сценариев катастрофического развития, которое может быть спровоцировано различными факторами. В качестве примера можно рассмотреть возможность усиления террористической деятельности (теракты против предприятий ядерной и химической промышленности, получение террористами широкого доступа к производству оружия массового поражения) до таких масштабов, при которых экономика крупнейших центров современного мира окажется в состоянии коллапса. Сетевая структура терроризма охватит многие страны.
Другими факторами, которые способны спровоцировать подобное развитие событий, могут стать и природные аномалии (реализация худших сценариев «парникового эффекта», космическая катастрофа, серия крупных землетрясений и извержений вулканов и т. п.), и глобальный финансовый коллапс, и крупномасштабный военный конфликт.
Прогнозировать, как при таком сценарии будет изменяться конфигурация основных центров экономической и военной мощи, нецелесообразно.
Таким образом, на основе вышеизложенного я могу сделать вывод о том, что наибольших значений динамика интегрального показателя мощи России достигает в сценарии позитивной регионализации (до уровня почти 6 единиц к середине века). Небольшой рост отмечается также при реализации сценария «умеренной глобализации».
Отрицательную динамику показывают значения этого показателя для трех остальных сценариев. Для сценария «Хаос» оно составляет 3,5 единицы, а для сценариев негативной регионализации и жесткой глобализации стремится к 2,5.
Однако у России, при всех рисках и проблемах, имеются весьма благоприятные шансы для эффективного позиционирования в мировом сообществе и реализации инновационной стратегии развития.
Успешность геополитического развития России определяет могущество государства в целом и благополучие каждого его гражданина. Опорами геополитической мощи России являются территория, природные ресурсы, военная мощь, высокотехнологические отрасли производства, высокий образовательный и научно-культурный потенциал населения страны. Поэтому для реализации стратегии геополитического развития России привлекаются все государственные структуры и негосудартвенные образования, а также основная часть ресурсов общества. Исходя этого основными направлениями повышения возможностей государства по реализации геополитической стратегии должны стать:
в экономической сфере — восстановление экономического потенциала России с устранением зависимости ее экономики от иных государств;
в идейно-религиозной сфере — выработка государст-венной идеологии на основе геополитических идей с опорой на традиционные для России и других стран континентальной геополитической ориентации духовные ценности;
в научной сфере — развитие теории геополитики как одной из ведущих теоретических основ развития России в XXI в.; разработка теорий информационного и экономического противоборства как основных форм проведения геополитической стратегии;
в информационно-технологической сфере — создание государственных структур информационного противоборства с разработкой соответствующих систем и средств;
в сфере безопасности — восстановление возможностей Вооруженных Сил, прежде всего сил общего назначения, и других войск и сил РФ, формирование их возможностей по решению задач обеспечения информационной и военной безопасности России.
Взаимозависимость различных видов действий при реализации стратегии геополитического развития России обуславливает потребность в едином управлении всеми государственными и негосударственными структурами и организациями, участвующими в этом процессе.




Тэги: Американская концепция региональной геополитики, ее методологическая роль. Геополитический сценарий будущего России



x

Уважаемый посетитель сайта!

Огромная просьба - все работы, опубликованные на сайте, использовать только в личных целях. Размещать материалы с этого сайта на других сайтах запрещено. База данных коллекции рефератов защищена международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Эта и другие работы, размещенные на сайте allinfobest.biz доступны для скачивания абсолютно бесплатно. Также будем благодарны за пополнение коллекции вашими работами.

В целях борьбы с ботами каждая работа заархивирована в rar архив. Пароль к архиву указан ниже. Благодарим за понимание.

Пароль к архиву: 16U91148

Я согласен с условиями использования сайта